Заказ такси Максим онлайн

«Стремиться работать так, чтобы уважали люди»

На минувшей неделе горожане вспоминали Николая Павловича Дриневского — выдающегося ученого, доктора медицинских наук, профессора, Почетного гражданина Евпатории. 25 апреля ему исполнилось бы 84, но сердцу врача суждено было остановиться через несколько дней после 80-летия — 28 апреля 2018-го. Сегодня «ЕЗ» публикует воспоминания Николая Павловича, более 50 лет отдавшего служению на благо науки и нашего города.


Из Белорусского Полесья

Детьми вой­ны входили в большую жизнь как будущий доктор медицинских наук из Евпатории Николай Дриневский, так и три его брата из белорусской глубинки. А во время Великой Отечественной вой­ны их семья выжила на Полесье, на болотах у села Тонеж: в Лельчицком районе Гомельской области.

Николай Дриневский, белорус по национальности, большую часть своей жизни прожил в Евпатории: занимался исследованиями в области детской курортологии, физиотерапии. Со временем возглавил научно-­исследовательский институт, стал профессором, доктором наук.

Накануне 80-летия юбиляр записал некоторые воспоминания о своем детстве, учебе, переезде в Евпаторию, о дальнейшей деятельности как исследователя, руководителя. И рассказывает об этом как будто другой человек, ­кто-то со стороны. Записки «К 80-летию профессора, почетного гражданина Евпатории Дриневского Николая Павловича» написаны были, вероятно, для журнала, посвященного курортологии. На тот момент непрерывный стаж его работы составлял 62 года, из них 52 года — в Евпатории.

Он кратко написал о своих родовых корнях: «Николай Павлович родился, рос и вырос в живописных местах Белорусского Полесья: в селе Тонеж Туровского (ныне Лельчицкого) района Гомельской области. Это было в многодетной крестьянской семье Евы Александровны и Павла Федоровича Дриневских. Семья вырастила четырех довоенных мальчиков: Дмитрия (1936), Николая (1938), Владимира (1940) и Михаила (февраль 1941), послевоенного Рыгора-­Григория (декабрь 1946), да еще подростка Василия, сына Марии, старшей сестры Евы. (А Мария сама была раскулачена с приходом Советской власти, отправлена в Котлас.) И моя бабушка, мама моего отца, тоже жила в этой семье». Как видим, начинается повествование вроде как от третьего лица, но важные пояснения дает уже явно сам Николай Павлович.

В своей рукописи Николай Дриневский обрисовал трагедию военной поры в Тонеже: «22 июня 1941 года мирный труд народа был прерван нашествием немецких орд. Сельчане (старики, женщины, дети) прятались от оккупантов в лесу, устраивая там себе жилье: строили хижины и землянки, забирали с собой скот. В таких условиях мать с детьми и ближайшие родственники спасались по лесам четыре года. Как и сотни других белорусских поселений, деревня Тонеж (более трехсот дворов) была полностью сожжена карателями, не осталось ни одного уцелевшего забора. Жителей как будто на собрание согнали фашисты в церковь, где, укладывая в ярусы, расстреливали, а под утро подожгли. Там же сгорела и мать отца: бабушка Анна Григорьевна. Тогда в Тонеже погиб 261 человек, в том числе 108 детей в возрасте до 15 лет».

Отец Николая, Павел Федорович Дриневский, был призван в армию после освобождения Беларуси, в августе 1944-го, с боями дошел до Берлина. Был минометчиком, заслужил медаль «За отвагу». И вернулся домой только в ноябре 1945-го, поскольку, по его словам, оставался в Польше «до прояснения ситуации в Японии». Но жизнь продолжалась. И в декабре 1946 года в семье Дриневских родился пятый сын: Рыгор. Далее рассказчик уже явно не желает излагать свои воспоминания от третьего лица: «Мы, дети, воспитывались в сельской жизни и наставлениями родителей. Каждый по возрасту имел задание на день от отца, с детства приучился каждый не только хорошо учиться, уметь пасти коров, телят, собирать грибы, ягоды, желуди, но и владеть сапкой-­мотыгой, граблями, косой, рубанком и топором. Так еще же у нас были сезонные обязанности каждый день: придя из школы, делать уроки, помогать по хозяйству. А если есть свободная минутка, то можно пойти погулять, но во время игр нужно было помнить три запрета: не курить, не ругаться и не лезть в чужой сад! Отец был мудрым и талантливым во многих столярных и технических профессиях. Вернувшись домой после вой­ны, он заверил нас, детей, что «более нужных для людей профессий, чем профессии врача и учителя, нет». Так и ориентировал нас, сыновей, при выборе специальности, убеждая, что «в учебе каждый из нас должен добиваться максимальных успехов» и «стремиться работать так, чтобы уважали люди». Таково было наше воспитание и первоначальный жизненный путь».


Дело жизни

Сыновья, пишет в своей рукописи Николай Павлович, оправдали ожидания родителей. Трое старших — Дмитрий, Николай и Владимир — стали врачами. Кроме того, Николай и Владимир — доктора наук, профессора. Михаил стал профессором искусств, руководил знаменитым хором. А родившийся после вой­ны Рыгор — Григорий Дриневский стал ученым: «возглавлял лабораторию, которая работала на космос». Он был в числе сотрудников ВНИИ телевидения, принявших участие в создании уникального телекомплекса 3-го поколения и в обеспечении телетрансляций с олимпийских объектов. В январе 2021-го Григорий Дриневский умер в Санкт-­Петербурге, там и похоронен. Это был последний из пяти родных братьев.

Судьба же Николая Дриневского была тесно связана с Евпаторией. В 1955-м он окончил Букчанскую среднюю школу (в 12 километрах от родного села!), затем — Мозырское медучилище (1957) и работал по направлению в Сологубском фельдшерско-­акушерском пункте одного из лесных поселков Беларуси. Два года был там заведующим, в 1959-м поступил в Гродненский мединститут, проучился три года — и перевелся в Крымский государственный мединститут имени И. В. Сталина, который окончил в 1965-м с отличием. Он пишет: «Мотивом перевода стала хорошо знакомая девушка, которая работала фельдшером в Тонежской районной больнице и переехала в Крым к сестре. Посетил ее Николай в 1960 году, и очень полюбил Крым, поэтому решил перевестись учиться в Крымский институт». Во время учебы студент углублял свои знания в научном кружке Николая Богданова при кафедре профессора Михаила Васильевича Кахановича (заведовал кафедрой в 1953–1976 годах). Последний, выходец из Беларуси, был научным руководителем курортов Евпатории, Феодосии и города Саки. Знакомство хорошо повлияло на жизнь Николая Дриневского. Соотечественник помог ему устроиться на работу в Евпаторию — в подростковое отделение санатория имени 40-летия Октября: там проходили лечение подростки с минимальным ревматизмом. Каханович предложил земляку и соответствующую научную тему, потом внимательно следил за ходом ее реализации — вплоть до защиты диссертации «Санаторно-­курортное лечение подростков с минимальным ревматизмом» (защита проходила 11 мая 1972 года в Волгограде).

В упомянутом санатории, который стал базовым по проблеме в системе санаториев профсоюзов Украины, и поднялся по карьерной лестнице трудолюбивый белорус: от старшего специалиста по артритологии до главного врача, а затем и директора Евпаторийского филиала ЦНИИ курортологии и физиотерапии Минздрава СССР (1978). Далее в тексте Николая Дриневского перечислены конкретные проблемы, которыми занимался в те времена филиал, с уточнением: «Успешно решались и задачи отлаживания научных связей филиала с ведущими клиниками, вузами большинства республик СССР: Украины, России, Беларуси — от Прибалтики до Урала, Новосибирска и Дальнего Востока». Это было «время подъема курортологической науки в филиале», и аргументированному доказательству этого посвящено несколько страниц рукописи. А поскольку та работа была важной, направленной на улучшение санаторно-­курортного лечения детей с нетуберкулезными заболеваниями, то коллегия Минздрава СССР в конце 1989 года приняла решение о реорганизации филиала во Всесоюзный научно-­исследовательский институт детской курортологии и физиотерапии. Предполагалось тогда создать собственную клиническую базу, на что было выделено более двух миллионов руб­лей (большие деньги по тем временам!) В 1990м пансионат «Евпатория» был передан клинической базе Института, и даже открыто было финансирование его достройки. Однако распался Советский Союз, а вместе с ним и множество планов по развитию науки, в том числе и курортологической, которой посвятил всю жизнь Николай Дриневский.

В 1989 году он еще успел защитить докторскую диссертацию «Грязелечение ревматоидного артрита: возрастные аспекты» по результатам своих многолетних исследований. Николай Павлович был научным руководителем по многим из запланированных исследовательских тем института, пяти кандидатских работ. Сам он стал автором более 400 научных статей, множества методических рекомендаций, нормативных разработок, ряда газетных публикаций в период перестройки.

Еще в 2000 году институт, переданный в 1991-м Минздраву Украины, ­как-то держался на плаву, и, как пишет Николай Дриневский, влиятельный испанский журнал Aktualіdad наградил его призом «Престиж и качество Европы — 2000», серебряной медалью «За достижения в профессионализме, разработку новых лекарств и лекарственных препаратов». Однако денег на создание собственной клинической базы у института так и не появилось, и в возрасте 65 лет, в конце 2003-го, Николай Павлович был освобожден от должности директора. Потом до последних дней возглавлял отдел прогнозирования, планирования и координации исследований, был членом курортной комиссии при курортном отделе Евпаторийского горсовета. И в соответствии с решением горсовета Николай Павлович Дриневский был удостоен звания «Почетный гражданин города Евпатории».

Вместе с женой Майей Алексеевной они воспитали пятерых детей: двух сыновей и трех племянников (от сестер жены). Все они получили высшее образование. Незадолго до того, как ушел из жизни Николай Павлович, скончалась его жена. Одного из сыновей — он был известен как хороший юрист — не стало на год раньше отца.

Награжден медалью «Ветеран труда» (1976), знаком «Отличник здравоохранения» (1986), Почетной грамотой Министерства здравоохранения Украины (1998, 2002), Почетной грамотой президиума Верховного Совета Крыма (1998). Среди наград, которыми отмечен труд Николая Дриневского, есть и юбилейные медали к 50-летию и 60-летию освобождения Беларуси от немецко-­фашистских захватчиков. Он оставался «ребенком вой­ны» даже в свои 80 лет. А такая строчка в биографии человека — это, как известно, признак особой силы духа, жизнелюбия, эмоциональной чуткости. Николай Дриневский более двадцати лет активно участвовал в жизни белорусской общины Евпатории. Старшего друга и теперь вспоминают земляки как доброго, светлого человека.

Иван ЖДАНОВИЧ, журналист, г. Минск. Фото Василия АКУЛОВА и zviazda.by. Публикуется при поддержке управления культуры и межнациональных отношений.

Опубликовано в газете «Евпаторийская здравница» 16(19515) от 29.04.2022 г.






Актуальные новости


График плановых отключений на сентябрь 2022 г (обновлено 23.09.2022 г.)

Уважаемые жители городского округа Евпатория! ГУП РК «Крымэнерго» сообщает о том, что в связи с плановым ремонтом электрооборудования в сентябре в период с 8 до 17 часов будут происходить отключения линий электропередачи согласно...

Батарейка, сдавайся!

Вы знаете, почему важно правильно утилизировать отработанные элементы питания? «ЕЗ» расскажет не только об этом.

Реклама в «Евпаторийке» точно работает

Будет ли местная газета выгодной площадкой для размещения рекламы, имиджевых статей, поздравлений, зависит только от того, умеет ли редакция правильно использовать свои возможности. Мы — умеем. И постоянно оттачиваем этот навык. Приведем...

Телефоны горячих линий Правительства Республики Крым по вопросам распространения, лечения и профилактики коронавирусной инфекции
К НАШИМ ЧИТАТЕЛЯМ!

Редакция «ЕЗ» продолжает получать сообщения и звонки от евпаторийцев, которым отдельные особо предприимчивые «граждане» предлагают КУПИТЬ нашу газету за 5-10 рублей. 

Напоминаем, что «Евпаторийская...







Рубрики новостей