Евпаторийская здравница :: Новости » Нам пишут » Литературная страница » Вставай, страна огромная

Евпаторийская здравница :: Новости » Нам пишут » Литературная страница » Вставай, страна огромная

http://e-zdravnitsa.ru/index.php?p=news&area=1&newsid=17349


Вставай, страна огромная

Вроде — реальные.

Взятые — из жизни…

А, черт…

Так рас-пи-сал, расстарался…

Читают, — удивляются.

Кто это?..

Откуда?!

Да вы же.

Вы.

Нет…

Не узнают.

Реальные — описанных…

Себя…

В доме престарелых — праздник.

Бизнесмен Сидоров привез старикам — продуктовые наборы.

— Вы только поглядите, — умиляются санитары.

Гречневая крупа, окорочка… консервированные ананасы?!

Старикам лестно внимание бизнесмена Сидорова, и только Колюня глядит исподлобья на цветастые банки, хватает одну…

— Господа… — начинает Сидоров. — Двадцать второго июня… э…

Заглядывает в бумажку, написанную пресс-службой. Чертыхается, обнаружив, что начал не с того места.

Колюня взвешивает банку в руке. Хмурит седые брови.

На него шикают санитары.

— Ты чего это? Успеешь еще. Человек — от души. А ты?! Голодный, что ли?

Сидоров начинает сначала:

— Господа… старики… сегодня, двадцать второго…

Добавляет в голос — отработанной, профессиональной слезы.

— Июня, сорок первого…

Колюня читает этикетку, присвистывает:

— Германия!! Дистрибьютор. Ишь, сволочи…

На него шикают:

— Тебе-то что? Вкусно же, черт старый. Вку-усно!!

Колюня оправляет старенький халатик… решительно сбрасывает его. И остается в тельняшке. На которой — одинокая планка «За отвагу». Прямо — у сердца.

— Фа-шист-ская… — читает Сидоров. — Нечисть… Господа…

— Товарищи!! — рявкает Колюня.

На него, разумеется, шикают:

— Ах ты ж… маразматик!! Товарищей нашел!!

— Нечисть… — сбивается Сидоров и посверкивает глазками в сторону дебошира. — Господа…

Колюня размахивается… и цветастая банка летит в господина Сидорова, прямо в его — сытую самодовольную рожу.

— Вставай, страна огромная… — затягивает Колюня, и слезы катятся из его отчаянно синих глаз.

К нему бросаются разъяренные санитары…

К седенькому, взъерошенному и — ничуть не жалкому, дрожащему от ярости и собственной правоты.

И старики — вдруг — встают и смыкаются вокруг поющего, плачущего Колюни и — подтягивают, глотая горячие слезы:

— Вставай на смертный бой!!

И звенящие, слабые голоса стариков — сливаются в один

ОГРОМНЫЙ И ЯРОСТНЫЙ ГОЛОС.

И что ему — охрана? И санитары? И жалкий, трясущийся бизнесмен… тьфу, деляга?!.

Николай Столицын.

Опубликовано в газете «Евпаторийская здравница» №24(19320) от 22.06.2018 г.