Евпаторийская здравница :: Новости » Под острым углом » Как защитник оборотнем стал

Евпаторийская здравница :: Новости » Под острым углом » Как защитник оборотнем стал

http://e-zdravnitsa.ru/index.php?p=news&area=1&newsid=16074


Как защитник оборотнем стал

Наверняка многие из нас не раз слышали истории о недобросовестных сотрудниках правоохранительных органов, для которых народ даже отдельное определение придумал: «оборотни в погонах». К счастью, в нашем городе такое явление — редкость, тем не менее и в Евпатории такие перевертыши встречаются. Слишком велик соблазн поживиться за чужой счет, и, к сожалению, далеко не все способны ему противостоять.

Пропавшие деньги

Как сообщили в следственном отделе по Евпатории Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Крым, эта история произошла в начале нынешнего года. Жила себе девушка, назовем ее Оксаной Петровой, и решила сия дама получить права на вождение автомобиля. Поступила в одну из автошкол города, где познакомилась с инструктором по вождению, которого мы назовем, допустим, Игорем Глотовым. Сейчас уже сложно разобраться, в чем там было дело и кто, к кому и с какой целью проявлял симпатию, но некие отношения у них явно завязались. Возможно, отношения эти были лишь приятельскими, возможно, более близкими — не в этом суть. Суть в том, что в один далеко не прекрасный день из бардачка машины Игоря пропала достаточно крупная сумма денег. И вот незадача: в тот злополучный день никто в авто не садился. Никто, кроме Оксаны. Мужчина сделал определенные выводы и захотел вернуть свои деньги, но не все так просто.

Дама почему-то перестала отвечать на звонки Игоря, не шла на контакт, а если ему все же удавалось связаться с ней, ​вопросы о деньгах она просто игнорировала. Ничего не отрицала, не подтверждала, а просто делала вид, что не слышит. Даже скандалила и выгоняла бывшего приятеля из своего кабинета, но обсуждать вопрос денег отказывалась наотрез. Игорь же почему-то решил сыграть в благородство и не стал подавать заявление в полицию, понадеявшись, что сможет урегулировать ситуацию мирным путем. Зря. В одну из попыток решить это дело миром Оксана бросилась на него с кулаками, пыталась ударить по голове, громко кричала и скандалила, а в итоге… сломала руку. Как так вышло — ​неизвестно. Но факт, что после этой ссоры на одну из рук женщины наложили гипс. Игорь утверждал, что руку ей не ломал, Оксана с пеной у рта доказывала обратное. Даже заявление в полицию написала, вот только имя виновника почему-то в нем не указала, ограничившись расплывчатым «неустановленное лицо». А друзьям и знакомым своим женщина рассказывала, что, мол, Игорь ее избил, да еще и угрожал. Теперь несчастная якобы опасается за свою жизнь…

Как наказать обидчика

С этой жалобой Петрова пришла к знакомому участковому уполномоченному полиции, назовем его Геннадий Сапожников. Она рассказала свою версию событий и попросила посоветовать, как поступить в сложившихся обстоятельствах. Сапожников проникся проблемой Оксаны и пообещал как-то повлиять на обидчика, чем в скором времени и занялся.

Молодой сотрудник полиции по своим каналам выяснил, что заявление по поводу нанесения телесных повреждений от гражданки Петровой в горотдел действительно поступало, выяснил он и то, что в ближайшее время дознаватель планирует возбудить уголовное дело. Этого было достаточно. Геннадий попросил у коллеги выдать ему какой-либо документ, подтверждающий, что делу таки дан ход. Это ему нужно было якобы, чтобы успокоить знакомую, которая подавала заявление. Правоохранитель не увидел ничего преступного в этой просьбе и отдал Сапожникову один из черновых вариантов документа. Юридической силы эта бумага не имела, но для того, чтобы успокоить женщину, вполне годилась.

Стоит отдать должное Геннадию: он действительно позвонил Оксане и сообщил ей о том, что уголовное дело возбуждено. Та вроде как успокоилась и стала ждать результатов расследования. Участковому же этого показалось мало. Он решил творить свою вендетту.

Воспользовавшись выданным ему документом, Геннадий добился увольнения Игоря с одного места работы, а затем помешал ему устроиться на другое. Ему повезло, что начальство не стало разбираться в подлинности представленной справки, а предпочло просто уволить сотрудника, замешанного в какой-то не слишком красивой истории. Как говорится, то ли он украл, то ли у него украли, но какая-то неприятная ситуация там была. Так вышло и тут. Напоследок Сапожников пригрозил Игорю, что теперь тот не сможет устроиться ни на одно приличное место работы: мол, он, Геннадий, об этом лично позаботится. Почему? Об этом его попросили хорошие друзья, обеспокоенные судьбой их общей знакомой, которой не так давно некий Глотов сломал руку. Стоит ли говорить, что никаких знакомых не было, но своего Геннадий добился: ему удалось напугать и озадачить Игоря.

Гешефт

Когда конкретно в голове участкового родился план аферы, сказать сложно. Но в определенный момент его осенило: в процессе благородной мести можно неплохо нагреть руки. Сапожников связался с Виктором Шульгиным, который также был в курсе истории Оксаны, и предложил ему поучаствовать в на редкость выгодной вендетте. План был прост: обидчика нужно было наказать, но так, чтобы это наказание принесло выгоду Петровой, ну и, конечно, самим «мстителям». Предполагалось вынудить Глотова заплатить 300 тысяч рублей за то, что уголовное дело против него «спустят на тормозах». 200 тысяч из этой суммы причитались Оксане как пострадавшей стороне, а 100 тысяч — ​Геннадию и Виктору на двоих как исполнителям вендетты.

Сказано — ​сделано. У Петровой спросили, не возражает ли она, если Игорь возместит ей моральный и физический ущерб, заплатив 200 тысяч рублей. Естественно, от такого предложения она отказываться не стала, тем более что для этого ей было необходимо всего лишь немного изменить свои показания. Как только женщина дала добро, в дело вступил Сапожников. Он связался с Игорем и объяснил ему ситуацию, уточнив, что деньги необходимо отдать в кратчайшие сроки. Глотов же быстро понял, что происходит что-то странное, и, попросив время на сбор всей суммы, отправился прямехонько в управление ФСБ. Там он как на духу выложил все обстоятельства и попросил помощи.

Фээсбэшники не зря едят свой хлеб — ​они сразу же «просекли» ситуацию и взяли ее под свой контроль. Игорю вручили необходимые для записи технические средства, пачку денег по 5 тысяч рублей, с каждой из которых предварительно была снята копия, и отправили «на стрелку».

Не выгорело

Стоит отметить, что голова Сапожникова работала неплохо: он не стал рисковать и за деньгами отправил Виктора. Собственно, именно Виктора и поймали на горячем, когда он пересчитывал незаконно добытые денежки. Правда, и Геннадию эти предосторожности не помогли: о его участии в деле сотрудникам ФСБ рассказали и Игорь, и Виктор, и даже Оксана. Хотя как раз она клятвенно заверяла, что про аферу не знала, говорила, что участковый просто спросил, не согласится ли она принять от своего обидчика 200 тысяч рублей в качестве моральной компенсации. А кто ж откажется?

В общем, горе-участкового быстро вычислили, и он, оценив ситуацию, в которой оказался, явился с повинной и как на духу рассказал обо всем, что произошло. При этом особенно напирал на то, что просто пожалел избитую женщину и во что бы то ни стало хотел наказать обидчика и защитить бедняжку от его нападок в будущем. Другой вопрос — ​было ли ее избиение на самом деле, но кто ж теперь в этом разберется?

Суд принял во внимание сотрудничество обвиняемых со следствием и не стал выносить им очень уж строгий приговор. В итоге Сапожников и Шульгин вместо того, чтобы поделить на двоих прибыль в виде 100 тысяч рублей, были вынуждены заплатить эту сумму в качестве штрафа. Только теперь уже платили по 100 тысяч каждый. Мошенничество всегда являлось нарушением закона, а такие вещи дешево никогда не обходятся. При этом Геннадия также лишили лейтенантского звания и права занимать какие-либо должности по линии федеральной государственной службы. Обоим запретили покидать территорию России.

Алина КРОТОВА.

Рисунок caricatura.ru.

Опубликовано в газете «Евпаторийская здравница» №67 (19289) от 10.11.2017 г.