Евпаторийская здравница :: Новости » Культура » Симферопольский исток певца Евпатории

Евпаторийская здравница :: Новости » Культура » Симферопольский исток певца Евпатории

http://e-zdravnitsa.ru/index.php?area=1&p=news&newsid=24693


Симферопольский исток певца Евпатории

Вышла в свет книга долгие годы возглавлявшей Дом-музей имени Ильи Сельвинского в крымской столице Людмилы Дайнеко «В городе Симферополе, ­где-то в районе… греческой церкви». Она рассказывает о создании Дома-музея Сельвинского, о перипетиях музейной жизни, об особенностях работы музейщиков, разнообразной и иногда неожиданной. Инициатором издания выступило Министерство внутренней политики, информации и связи Крыма.

По словам замглавы регионального Мининформа Кирилла Нагорняка, труд Людмилы Ивановны «вобрал в себя богатейший опыт музейной работы» по изучению и отбору архивных материалов. В аннотации к изданию отмечается, что оно адресовано «тем, кто хочет постигнуть азы удивительной и беспокойной музейной работы». Книгу подготовили к 100летию Центрального музея Тавриды, в котором автор работает с 1987 года и подразделением которого является Дом-музей Сельвинского.

«В городе Симферополе, ­где-то в районе обширной греческой церкви, есть залитый звоном колоколов переулок, такой крошечный, уютный, занятный, что кажется архитектурной иллюстрацией к сказке Андерсена. В этом переулке, который называется Бондарным, стоит двухэтажный дом с шестью античными головками на фронтоне. Живут в доме люди, и, конечно, считают головки просто лепным украшением, но хитрый дом, который ничего людям не рассказывает, ­сам-то прекрасно знает, что головки эти носят имена: Соня, Ольга, Генриетта, Раиса, Мария и Паулина. В этом доме я родился в 1899 году, головки вылеплены в честь моих сестер, а волны колокольного звона стали первым поэтическим ощущением», — вспоминал поэт, который воспел «евпаторийский берег муз» не только в виртуозных и нежных при кажущейся резкости стихах, но и в замечательном автобиографическом романе «О, юность моя!» Одной из первых познакомилась с книгой доктор филологических наук Светлана Макарова. По ее словам, истории музеев выдающихся людей, наверное, ­чем-то похожи на их личные и творческие судьбы.

— В случае с Сельвинским это действительно так, — отмечает исследователь. — Выдающийся поэт XX столетия, теоретик литературы, преподаватель Литературного института имени Алексея Горького, при жизни признанный «виртуозом стиха», не менее «виртуозно» справлялся с судьбой, которая посылала Сельвинскому серьезные вызовы и испытания, сложнейшие перипетии и треволнения. С историей Дома-музея Ильи Сельвинского, без которого сейчас невозможно представить Симферополь и который молодыми поколениями воспринимается как «вечная» ценность Крыма, — самые непосредственные аналогии. Создавать Дом-музей без дома, буквально на ровном месте, и в течение многих лет обретая исторически ценное здание, в котором родился и жил поэт, — это ли не испытания и треволнения?

Макарова подчеркивает, что «дом есть дом, а Дом-музей — совсем другая история, в которую нужно было вселить жизнь, интересную современникам, наполнить ее творческими событиями, достойными Сельвинского».

— О деятельности Дома-музея Ильи Сельвинского Людмила Дайнеко повествует не менее увлекательно, — считает она. — Какое разнообразие мероприятий, какая фантазия и работоспособность сотрудников! Историко-­литературные вечера, выставки, концерты, круглые столы, научные конференции, спектакли-­экскурсии, газетно-­журнальные заметки и статьи, выступления на радио и телевидении, работа со школьниками, публикация сборников материалов научных чтений, беседы о русском слове и даже «Школа юного филолога» и так далее. Как следствие, очевидное для каждого читателя понимание огромной важности деятельности всех музейных работников, сумевших стать вдохновителями таких разноплановых мероприятий, покорить творческим и просветительским энтузиазмом, объединить потенциал многих коллективов, привлечь внимание широкой аудитории. Автор поименно благодарит всех тех, кто активно помогал делать жизнь учреждения в 1998–2020 годах яркой и неординарной, живой и динамичной, что, согласитесь, присуще далеко не каждому музею. Да и как не поблагодарить? Ведь чувство искренней благодарности отличает только настоящего руководителя и истинного интеллигента.

Совершенно естественно, по мнению Макаровой, и то, что в своей книге Дайнеко рассказывает о создании постоянной экспозиции, формировании фондов музея.

— Вслед за автором читатель знакомится с главными залами музея, подробно представленными в книге, с редкими экспонатами, помогающими осмыслить неповторимую индивидуальность поэта, — рассказывает специалист. — И роль семьи Сельвинского, подвижничество Цецилии Александровны Воскресенской и Татьяны Ильиничны Сельвинской в данной связи не могут не восхищать! Ведь благодаря общим усилиям дом-музей поэта удалось сделать домом синтеза искусств — слова, музыки, живописи, театра, что было так характерно для творческого мышления и многих произведений Сельвинского.

Логическим завершением книги Людмилы Дайнеко, как отмечает Макарова, стали не просто размышления о «вчерашних» и «сегодняшних» результатах, а прежде всего взгляд в «завтрашний» день, забота о будущем:

— Напутственные слова автора коллективу Дома-музея в Симферополе можно смело переадресовать и всем исследователям творчества Сельвинского: «Верьте в себя! Будьте неутомимы!» Не менее смело можно утверждать и то, что всем нам оставлен столь прочный фундамент научного дома Сельвинского, дома-музея яркой личности и поэтического дара, что выстраивание дерзновенных проектов, реализация новых идей, «разметка» дальнейших перспектив будут невозможны без опоры на достигнутое.

Игорь ЛИТВИНЕНКО.

Фото из архива Людмилы Никифоровой.

Опубликовано в газете «Евпаторийская здравница» 47(19495) от 3.12.2021 г.