Евпаторийская здравница :: Новости » Люди твои, Евпатория » Жизнь в движении

Евпаторийская здравница :: Новости » Люди твои, Евпатория » Жизнь в движении

http://e-zdravnitsa.ru/index.php?area=1&p=news&newsid=24243


Жизнь в движении

Восьмого сентября страна отметила скорбную дату — 80-летие со дня начала блокады Ленинграда. Почти 900 дней, полных холода, голода и ужаса, стали огромным испытанием для мирных жителей города на Неве. Олег Кибиткин тогда был совсем ребенком, но даже десятки минувших лет не смогли стереть с его жизни отпечаток блокадного детства.

Сегодня те страшные годы он помнит только по рассказам родственников — когда началась блокада Ленинграда, Олегу Кибиткину, младшему ребенку в семье, не было и трех. Вскоре вой­на забрала у него самых близких: родителей, брата и сестру. Маленького Олега определили в детский дом, а в 1942 году эвакуировали в Ханты-­Мансийск.

«Я не помнил своих близких, не помню событий блокады. Уже спустя годы соседка рассказывала мне, что, когда объявляли воздушную тревогу, я, трехлетний мальчик, хватал крышку от швейной машинки и бежал прятаться на кухню», — признается Олег Васильевич.

В Ханты-­Мансийске мальчика взяли в приемную семью, где он прожил до семи лет. Затем его разыскали родственники: приехал родной дядя и увез Олега в Ленинград. Перемены дались мальчишке нелегко: однажды он даже убежал из дома, чтобы уехать обратно. Уже на вокзале ребенка отправили в милицию и вернули к родным.

Осознание пережитого пришло с возрастом. События страшных блокадных лет Олегу Васильевичу пришлось восстанавливать буквально по крупицам, собирая информацию у родственников и знакомых семьи. В документальных изданиях удалось найти данные о себе и отце, а вот записей о матери, сестре и брате не сохранилось. К счастью, остались фотографии близких, которые Олег Васильевич бережно хранит.

Судьба подарила ему интересную, наполненную событиями жизнь. После седьмого класса юноша поступил в Сталинградское суворовское училище. Трудовую деятельность начал фрезеровщиком на заводе «Большевик», где ­когда-то работал его отец. Волей судьбы Олегу Васильевичу приходилось оказываться в самых разных уголках страны: он работал на шахте в Кузбассе, военную службу проходил в ракетных вой­сках в Спасске, а после армии работал в институте геологии Арктики. Будучи геологом-­радистом, объездил всю Сибирь.

А потом были 17 лет жизни и работы на Чукотке. Сначала Олег Васильевич переехал туда один, а через год привез семью. Дальний Восток запомнился удивительной природой и суровым климатом. «В отпуске мы всегда старались выбраться на юг, часто отдыхали на Азовском море. В конце концов решили переехать в Крым», — говорит Олег Кибиткин. Сначала жили в Ялте, затем поселились в Новоозерном.

Уже на пенсии мужчина открыл в себе поэтический талант. Пишет Олег Кибиткин на разные темы: о жизни, вой­не, любви и природе. А еще он десять лет пел в евпаторийском хоре ветеранов.

Олег Васильевич является членом евпаторийского общества блокадников. Очевидцы тех событий и сегодня встречаются и общаются, правда, уже не в таком большом составе, как раньше. Время неумолимо…

В свои 82 года Олег Кибиткин сам строит дачу, ухаживает за садом и продолжает писать стихи. «Я пообещал своим близким прожить долгую жизнь, не унывать и идти вперед, теперь всегда нахожусь в движении», — улыбается он.


Прародина

Ты родилась задолго до Христа,
Ты Родиной для всех племен была.
Все жили здесь, всегда храня тебя,
Ах, Евпатория — Прародина моя.

Ах, Евпатория, пристанище племен —
В веках прославлена созвездием имен.
Тут были скифы, и хазары, и князья,
Ах, Евпатория — Прародина моя.

А эти море, солнце и песок…
Господь создал нам этот райский уголок,
И каждый из народов, сколько мог,
Лелеял эту землю и берег.

Ах, Евпатория — жемчужина моя,
Пускай хранит тебя Российская семья.
Мы будем холить и лелеять землю ту,
Мы сохраним ее земную красоту.

* * *

Память Блокады

Бывает, память освещает путь,
А эта память — будоражит раны,
А эта память не дает уснуть,
И берегут ее седые ветераны.

Семьдесят семь лет храним мы эту память,
Все также холодно и голодно в груди,
И «глыба льда», которою мы стали,
Так быстро тает, как ни береги.

Мы, маленькие глыбы льдинки той,
Храним то время, что ушло навеки.
Но боль все так же дышит нам в лицо,
И мы уходим, как уходят реки.

Но внуки наши, наши ручейки
Вливаются в ту память бесконечно,
Они хранят ее, глотая слез комки,
И эта память будет длиться вечно!

Уходят в вечность те, кто уцелел,
Уходят те, кто память ту несет,
И если память та в тебе живет,
Вовеки эта память не умрет.

Нияра АБСЕМЕТОВА.

Фото автора.

Опубликовано в газете «Евпаторийская здравница» 36(19484) от 17.09.2021 г.