Евпаторийская здравница :: Новости » Творящие благо » Касается каждого

Евпаторийская здравница :: Новости » Творящие благо » Касается каждого

http://e-zdravnitsa.ru/index.php?area=1&p=news&newsid=24185


Касается каждого

Проблема бездомных животных на улицах города не оставляет равнодушными ни любителей собак и кошек, ни их противников. Все чаще пользователи в интернете активно обсуждают наболевший вопрос, однако такие беседы зачастую не отличаются конструктивным подходом. Основатель Евпаторийского фонда помощи бездомным животным «От сердца к сердцу» Ирина ХАРЧЕНКО рассказала «ЕЗ» о том, как родилась идея создания приюта, о самых сложных моментах работы и о своем видении решения наболевшей проблемы.

— Ирина, с чего вы начинали свою деятельность? Как родилась идея создать фонд помощи животным?

— Идея создания приюта появилась спонтанно. В 2012 году я открыла свой первый общепит и познакомилась с волонтерами, которые однажды пришли ко мне с просьбой приготовить еду бездомным собакам. Затем я съездила в «Экоград», где в старом полуразрушенном здании находилось несколько собак, за которыми ухаживали волонтеры. В тот момент во мне проснулось чувство долга: всегда, когда я знаю, что могу помочь, я беру и делаю. Так началась моя история: я перестроила работу, начала брать животных на лечение, всячески им помогать. Эта деятельность стала набирать обороты. Сначала у нас было 15 подопечных, а на сегодняшний день их более пятисот. Конечно, хотелось бы, чтобы животных, требующих помощи, было намного меньше. К сожалению, ситуация в нашем обществе пока не позволяет склонить чашу весов на сторону добра и ответственного отношения к животным. Сам фонд мы создали позже, его официальная регистрация состоялась в 2016 году.

— Поделитесь опытом: как вообще открыть приют для собак и кошек, где взять землю под него, как находить деньги, от кого ждать помощи и кому отдавать животных? Предусмотрено ли законодательством участие города в этом процессе?

— Фонд развивался постепенно. Около пяти лет назад город выделил нам десять вольеров, к тому времени мы уже строили и свои. Их, естественно, не хватало, мы просто не успевали благоустраивать территорию. Люди постоянно выбрасывали на улицу собак и кошек, подкидывали их нам. Кроме того, поступали больные животные, которые после выздоровления по определенным причинам уже не могли быть возвращены на улицу. Количество наших подопечных растет очень быстро. Если говорить о финансовой стороне, то здесь приходится рассчитывать только на себя. Конечно, мы очень благодарны людям, которые помогают, — есть и те, кто делает это регулярно. Но, увы, этими средствами удается покрыть лишь 10–15% затрат. В любом случае это лучше, чем ничего. Пока в Евпатории нет муниципального приюта — ­когда-то такое учреждение начали проектировать, но пока на этом все и закончилось. Поэтому на сегодняшний день вся нагрузка по бездомным животным Евпатории и Сакского района ложится на наш частный приют. Это огромный объем обращений, справиться с которым очень сложно, но мы делаем все возможное.

— Сколько собак и кошек сейчас находится на вашем попечении? Какую помощь вы им оказываете?

— У нас живут 450 собак и около ста кошек, еще примерно 80 животных находятся на стационарном лечении. На врачей и работников приюта ложится колоссальная нагрузка, у нас просто не хватает рук… Мы не оставляем без помощи животных, поэтому некоторые врачи уезжают домой после полуночи. У нас работают не только профессионалы своего дела, но и обычные люди, которые любят четвероногих, заботятся и них, лечат и спасают. Часто тяжело бывает и физически, и морально. Самая большая статья расходов — это лечение животных. К примеру, сейчас мы прооперировали собаку, у которой было больше шести переломов, и это лечение уже обошлось нам в 50 тысяч руб­лей. Стоимость несложной операции составляет 10–15 тысяч руб­лей. Животные с инфекционными болезнями также требуют долгого и дорогостоящего медикаментозного лечения. Мы публикуем в интернете обращения с просьбой о помощи нашим четвероногим друзьям, бывает, что люди откликаются. Например, у нас есть добрая фея Елена Бельская, которая постоянно привозит дорогие и очень нужные препараты. Это хорошая помощь, которую мы безумно ценим, потому что чувствовать поддержку — дорогого стоит.

— Как вы находите средства, чтобы содержать такое количество животных? Есть ли ­какая-­нибудь помощь со стороны органов власти?

— Как я уже отметила, приходится рассчитывать только на себя, потому что для сбора колоссальных сумм нужны ресурсы, время и умение. Я содержу приют на личные средства, которые зарабатываю в других сферах деятельности, коммерческих проектах. Некоторые проекты открываю заведомо под нужды приюта, потому что с каждым днем расходы увеличиваются. У меня есть одна столовая, вся прибыль которой полностью уходит на приют. Часть доходов с каждого проекта тоже идет туда. Думаю, сейчас законодательством не предусмотрено выделение муниципальных средств частному приюту. Бюджет у нас дотационный, хотя, в принципе, было бы логично выделять деньги на подобную деятельность, потому что это не мои животные, а, фактически, городские собаки, которых мы забираем с улицы на содержание. Среди них есть и агрессивные животные. Хотелось бы, чтобы у нас утвердили смешанную форму содержания животных, но пока, думаю, это нереально.

Начальник департамента городского хозяйства администрации Евпатории Михаил АВРУНИН:

«На сегодняшний день на территории Евпаторийского округа действует общественная организация — приют «От сердца к сердцу». Это пока единственное организованное место для содержания бездомных животных. Когда-то город выделил землю этой организации. Сейчас у нас с приютом заключен контракт: по поступающим заявкам представители организации отлавливают уличных кошек и собак, стерилизуют их и чипируют».

— Расскажите, пожалуйста, о ваших волонтерах.

— Это люди, которые самозабвенно отдаются работе. Их не так уж и много, но их помощь неоценима. К­то-то приходит в приют, чтобы провести время с животными, погулять с собаками и получить информацию из первых уст. Они приносят медикаменты, корм. У питомцев есть крыша над головой, хорошая еда, медицинский уход, но для них большая радость — это общение с человеком и совместные прогулки. Надо видеть их счастливые морды!

Отдельно хотелось бы сказать о нашей команде. Для членов нашего коллектива фонд — это не просто работа, а смысл жизни. Их отношение к братьям меньшим о многом говорит: питомцы чувствуют любовь, заботу и внимание. Несмотря на то, что я работаю и не могу бывать в приюте так часто, как хотелось бы, я спокойна, потому что знаю: наши собаки и кошки находятся под надежной защитой и опекой. Я ценю каждого работника и очень рада, что у меня есть такая команда.

— Что вы можете назвать самым сложным в вашей деятельности?

— Самое сложное — не количество поступающих животных и даже не осознание того, что ты не в силах помочь ­кому-то, — ­все-таки количество спасенных жизней существенно больше. Самое тяжелое — это люди по ту сторону приюта, которые, в плохом смысле слова, не перестают удивлять. Тот, кто не сталкивался с особой жестокостью этих людей, и понятия не имеет, на что они способны. Психологически очень сложно становиться свидетелем того, что человек может воткнуть арматуру в тело собаки, отвертку в голову, убить ее или покалечить. Особую грусть вызывают случаи, когда люди привозят к нам свою старенькую собаку, прожившую с ними много лет, по причине того, что она им просто стала неудобна. Ведь для собак мы — смысл их существования, вся их жизнь крутится вокруг нас.

После таких моментов встреча с человеком с добрым сердцем — праздник для нас. Если у человека нет возможности помочь четвероногому другу лечением или деньгами, мы можем это сделать и сами, а он может просто взять животное на передержку — это уже значительный шаг.

— Как часто питомцы обретают новый дом после пребывания в вашем фонде? Какие существуют требования к владельцам?

— Как правило, соотношение таково: одного питомца мы пристраиваем хозяину, а к нам приходит еще пять новых собак или кошек. Около ста животных в год обретают новый дом. Обращаясь к нам в фонд, люди получают уже стерилизованного, вакцинированного и чипированного друга. Все расходы на медпомощь в дальнейшем мы делим пополам с хозяином. Для животного мы просим обеспечить минимальные условия хорошего содержания, потому что в его жизнь вложены не только деньги, но и силы, время и душа. Например, если мы отдаем собаку в частный дом, то там должно быть ограждение, чтоб животное не убежало, не попало под машину или не было отравлено. Чтобы удостовериться в том, что нас не обманывают, мы обычно сами отвозим питомца новому владельцу. И мы предупреждаем людей, что всегда готовы забрать четвероногого обратно.

Ирина ХАРЧЕНКО:

«Пока люди не осознают, что приют существует для того, чтобы забирать оттуда кошек и собак, а не сдавать своих, вопрос не решится. Хотелось бы донести до читателей, что отвезти в приют животное — это то же самое, что сдать в приют ребенка или престарелых родителей, это простое перекладывание ответственности на чужие плечи».

— Внесенные в Конституцию РФ изменения устанавливают осуществление правительством мер, направленных на формирование в обществе ответственного отношения людей к животным. О каких мерах, по вашему мнению, идет речь?

— Мне кажется, что ответственное отношение к животным нужно прививать людям с детства. Работа над этим должна проходить в семье. Мы сотрудничаем с детскими учреждениями, садиками и школами, и я знаю, какие молодцы воспитатели и учителя: они приводят детей к нам на экскурсии, проводят в школе уроки доброты, приглашают нас для бесед. Благодаря этому есть больше шансов, что дети вырастут ответственными и добрыми людьми. Что касается взрослых, мне кажется, что регулировать их поведение в нынешнем обществе возможно только с помощью штрафов. Только подобная система сможет предостеречь людей от плохих поступков по отношению к братьям нашим меньшим.

— Законом РФ «Об ответственном обращении с животными» установлен запрет на избавление от животных без передачи их новому владельцу или помещения в приют. Но как выполнить эти нормы закона, если в Евпатории нет другой альтернативы, кроме вашего фонда? Который, к слову, не резиновый… Какие пути решения этой проблемы видите вы?

— Я считаю, что проблему бездомных животных решить реально, но это требует определенного времени. За много лет моей деятельности в этой сфере могу с уверенностью сказать, что бездомные животные рождаются дома. Для решения вопроса речь должна идти не только о стерилизации бездомных собак и кошек, но и об обязательной стерилизации домашних животных, не представляющих племенную ценность. Здравый подход к этому вопросу значительно уменьшит появление на улицах города ненужного приплода.

— Как вам могут помочь все неравнодушные?

— Мы будем рады любой помощи: на постоянной основе нам нужны корма, крупы, дрова, медикаменты или деньги. Ждем также всех желающих погулять с собаками. Каждый может помочь в силу своих возможностей. Приятно осознавать, что есть люди, которые нас поддерживают, это очень ценно и важно. Мы находимся по адресу: Евпатория, Черноморское шоссе, 25-А. Телефон +7(978) 122‑02‑03.

Реквизиты для помощи

Евпаторийский фонд помощи животным «От сердца к сердцу»

ИНН/КПП — 9110014108/ 911001001

р/с 40703810300530000033

Банк: АО «ГЕНБАНК»

БИК 043510123

к/с 30101810835100000123

В назначении платежа обязательно указать: благотворительные пожертвования на уставные цели. НДС не облагается.

РНКБ Карта МИР 2200 0202 1920 9782

Держатель: Харченко Ирина Владимировна

QIWI кошелек +79787028932, на имя Харченко Ирины Владимировны

Имеются также карты Сбербанка России:

4276 3801 4535 0414 (руб­ли)

4817 7600 5153 3689 (доллары)

4817 7600 6483 9735 (евро)

Держатель: Новичкова Ирина Владимировна

ЮMoney (Яндекс.Деньги): 410013197892154

WebMoney: руб­ли — R324520540903, доллары — Z318584674606

Беседовала Елена ФИЛАТОВА. Фото из личного архива Ирины Харченко.

Опубликовано в газете «Евпаторийская здравница» 35(19483) от 10.09.2021 г.