Евпаторийская здравница :: Новости » Горизонты развития » Владимир КОНСТАНТИНОВ: «В целом люди настроены позитивно и поддерживают власть, но важны нюансы»

Евпаторийская здравница :: Новости » Горизонты развития » Владимир КОНСТАНТИНОВ: «В целом люди настроены позитивно и поддерживают власть, но важны нюансы»

http://e-zdravnitsa.ru/index.php?area=1&p=news&newsid=23882


Владимир КОНСТАНТИНОВ: «В целом люди настроены позитивно и поддерживают власть, но важны нюансы»

Председатель Государственного Совета РК Владимир Константинов в интервью телеканалу «Крым‑24» ответил на актуальные вопросы из жизни республики, первый из которых касался предстоящих выборов в Государственную Думу РФ.

— Что делается, чтобы избирательная кампания прошла честно и чисто?

— Эта кампания необычная тем, что проводится в период пандемии. Людей это беспокоит, многие переболели или болеют. Контакты с избирателями требуют соблюдения эпидемиологических норм, что создает серьезные ограничения в нашей работе. Если вспомнить выборы в 2016 году, когда мы могли на площадях собирать до 3–5 тысяч человек и проводить агитационные мероприятия, донося свои программы, мысли, то сейчас все гораздо сложнее. Тем не менее мы стараемся идти на прямой контакт с людьми, и он уже установлен. Принцип «от человека к человеку» — основной в этой избирательной кампании, поскольку массовых мероприятий нет, а групповые минимизированы, поэтому 90% встреч проходят при прямом контакте с конкретным человеком. Тратится много энергии, усилий, чтобы довести основные задачи, предвыборную программу. Но первый опыт уже есть.

— Президент говорит, что на выборах должны быть представлены как политические тяжеловесы, так и новые лица. Как относитесь к тому, что партия обновляется?

— Новые лица у нас в «Единой России» представлены и в партийных списках на выборах в Госдуму, и среди кандидатов на мажоритарных округах. Обновление достигает 70%. Но для Крыма эти выборы не совсем традиционные. У нас только формируется политическая привычка к выборному циклу, и наша задача была расшевелить людей, поскольку только в 2019‑м мы прошли масштабнейшее голосование, когда каждый регион определялся со своими кандидатами, властью.

И прошло совсем мало времени — снова выборы такого же масштаба, а по ответственности еще выше. Важно донести до людей, объяснить, что в связи с этим происходит в России и мире, какова здесь роль Крыма и крымчан.

Для нашей команды это и форма отчета перед избирателями, и представление новой программы (что обещаем и хотим предложить людям). Нам нужна поддержка избирателей, а они должны понимать, что мы им хотим дать. Вот на этом стыке и работаем. Обновление есть, диалог идет интересный и не всегда простой. Он бывает порой и жестким.

— Как это происходит обычно: люди задают вопрос и требуют ответ?

— Ситуации бывают разные. Два района мы отработали и перешли еще к двум. Выводы по ним будут на следующей неделе. А по первым уже утвердили районные программы развития. Это обязательства партии по конкретному району. Для этого мы прошли через все дома в сельских поселениях, пообщались с людьми и получили полный спектр настроений. Собрали очень важную информацию. В целом жители настроены позитивно, поддерживают власть, но важны нюансы. Во многих сельских поселениях есть проблемы, и селяне о них говорят, не стесняясь, интересуются: «Когда вы нам это сделаете?». Особенно остро стоит вопрос там, где до сих пор мало что успели изменить. Разбираться, почему так сложилось, по вине администрации или нет, бессмысленно. Главное сейчас — дать новые ориентиры, взять новые обязательства и исправить ситуацию. В этом смысле работа нами проведена.

Протестных настроений или неприятия власти и наших действий, слава богу, немного — около 7%. В двух пройденных нами регионах больше не набирается. И ­где-то 20% избирателей — за нас, но недовольны деятельностью определенных чиновников. Эти крымчане дают нам рекомендации, что надо сделать, как поступить.

— Эта категория избирателей наиболее полезна для вас?

— Да, их мнение важно. И около 50–70% крымчан поддерживает нас безапелляционно. На стыке всех этих разговоров и рождается программа. В каждом поселении должен быть сверстан свой четкий план. Больше всего людей раздражает, если они не видят, что волнующие их проблемы ­где-то прописаны, ими занимаются, а воспоминают о них от случая к случаю. Незнание — первый повод для отрицания: значит, ничего не происходит и не будет происходить.

— Обычно люди говорят: «Мы хотим, чтобы власть знала о наших проблемах, и хотим понимать, как она видит их решение». Необязательно делать это сегодня-­завтра, но, если есть конкретный график исполнения, людям уже спокойнее. Это то, о чем вы сейчас говорите.

— Да, наметился разрыв в коммуникации избирателей с властью. Это очень плохо и произошло из-за пандемии. Больше года мы призывали меньше общаться, ограничить контакты, и это возымело свое действие: образовался вакуум, дефицит общения. Люди перестали понимать, что происходит, собирается ли ­кто-то решать их проблемы на местах. В этом плане мы свою работу выстроили, что как минимум поможет решить накопившиеся задачи. Но есть и стратегические более сложные векторы: каким мы видим будущее того или иного поселения.

— По сути это план на последующие 5 лет и то, каким будет Крым. Каким образом подключаются к этой работе волонтеры? В «Единой России» они представляют собой мощный ресурс и обеспечивают обратную связь с избирателями.

— Недостатка в волонтерах у нас действительно нет, работа хороша отлажена. Мой знакомый буквально сегодня обратился с просьбой поработать волонтером, потому что, как он объяснил, соскучился по общественной стезе, хочет пообщаться с людьми, увидеть, как они живут. Взамен ничего не просит. Для меня это понятно, поскольку сам всю жизнь занимаюсь общественной работой и испытываю в ней потребность. Без этого нельзя!

Волонтеры у нас энергичные и хорошо работают. Представьте себе, в Первомайском районе мы вместе с ними обошли все села, зашли в каждый дом. И это при тридцатиградусной жаре!

— Сколько человек было?

— Больше 140. Нам было важно услышать людей. Когда говорит начальство — это одно. Оно живет по своим законам, действует в рамках иногда навязанных программ, которые могут состыковываться или нет с проблемами людей. А человека часто беспокоят самые простые вещи. Скажем, живет одинокая женщина преклонного возраста, у нее нет родных и во дворе ей надо ­какую-то помощь оказать, а глобальные программы развития района или даже села ей не так важны. Мы и на это реагируем.

Конечно, нам очень важна позиция актива поселения, местного самоуправления. Они, как правило, выделяют главную проблему. Например, важнее всего — газификация, а другого, бывает, и видеть не хотят. Но для нас очевидно, что там надо и школой заниматься.

По поводу школ не могу не сказать, что они требуют гораздо большего внимания, чем это было раньше. Мы в дошкольное образование вложили серьезные деньги и очень преуспели, вырвались из прежнего состояния. Теперь по школам предстоит проделать такой же колоссальный объем работы. Буквально вчера ко мне подошел учитель вместе с детьми и спросил, можно ли надеяться, что их школа будет отремонтирована. Не могу же я им сказать, у меня язык не поворачивается: «Нет, ждите еще 5 лет». Они не могут столько ждать!

— Соответственно, это обязательство идет в план развития территории, если вы дали обещание?

— Да, конечно!

— Партия власти, безусловно, имеет силу, ей доверяют. Тем не менее, есть ли оппоненты, которые могут выступать в качестве политической силы и представлять угрозу для системы власти?

— Отвечу по-философски: наш Русский мир так устроен, что слабо воспринимает две или три идеи одновременно. Сегодня все понимают, что «Единая Россия» — это Путин, человек, который собрал Россию и является гордостью народа перед всем миром. Люди возле него объединились. «Единая Россия» — точка сборки страны. Конечно, каждый имеет право на иное мнение. Есть другие партии: КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия». У каждой свой голос, но реальной работы мы не видим и противостояния вообще нет. Скорее всего, они будут, не особенно утруждаясь, рассчитывать на поддержку тех, кто против власти. А показать, что сделано в Крыму за 5 лет, им нечего. И что они могли бы сделать — вопрос абстрактный. Люди все понимают. Реальная власть сегодня у «Единой России». Ее можно и нужно критиковать. И отдельных руководителей тоже. Но решать вопросы можно только через нее. И только через нее Крым продолжит развитие такими же темпами, которые набраны сегодня.

— Сложилось впечатление, что «Единая Россия» лояльна к оппонентам и, если есть конструктивные предложения, открыта к сотрудничеству.

— Мы практически всех знаем, ни с кем не конфликтуем и, если они готовы работать, даем такую возможность: пожалуйста, реализовывайте свои идеи.

— Тема преодоления бедности давно на устах. Говорил о ней и президент. Будет ли организована система адресной помощи, чтобы ни один человек в нашей стране не получал ниже определенного прожиточного минимума?

— Это программа нашей партии, и она будет реализована. Для этого избирается новый парламент. Возможности у страны для ее решения есть. Экономика устояла в пандемию, показала стрессоустойчивость, поэтому можно строить оптимистичные планы. Это не ­какая-то бутафория или проект, который невозможно реализовать. Страна динамично развивается, доходы ее растут, пусть не так все гладко (а у кого гладко сейчас?). Мы настроены бодро. Надо иметь в виду, что бедность — сложный, многоуровневый и многовекторный фактор. Ее не так легко определить. Для этого надо поднимать экономику. Например, приезжаешь у нас в Крыму в село, а там 60–70% населения — пенсионеры и не три-четыре крепких предприятия, а от силы одно. Создание рабочих мест — сложный путь, но альтернативы ему нет.

Подготовила И. ИВАНЧЕНКО.

Фото пресс-службы КРО ВПП «Единая Россия».

Опубликовано в газете «Евпаторийская здравница» 29(19477) от 30.07.2021 г.