Евпаторийская здравница :: Новости » Проба пера » От Шакая до Дувана

Евпаторийская здравница :: Новости » Проба пера » От Шакая до Дувана

http://e-zdravnitsa.ru/index.php?area=1&p=news&newsid=23780


От Шакая до Дувана

Пятьдесят шагов и сто пятьдесят лет

Неделимое наследство 19 века. Экосистема, которая удивляет мир. Курорт на полпути от экватора к полюсу. Полтора столетия Первой зелёной революции  в краю Половецкой cтепи… Это всё о нашей родной Евпатории. Когда приходит знойный июль, очевидными  становятся все слабости экосистемы, целиком зависимой от знаний и умений людей.

Тень и прохлада. Эти два фактора стали конкурентными преимуществами Евпатории при выборе центра курортно-санаторного строительства в cеверо-pападном Крыму. Слава Всесоюзной детской здравницы была обеспечена работой нескольких поколений инженеров лесного хозяйства. Городской лесопарк в середине 20-го века представлял собой массив из 97 гектаров насаждений древесно-кустарниковой растительности.

И какой растительности! За несколько лет из «монокультурного» парка с десятком видов деревьев арборетум Евпатории превратился в супер-дендропарк, создающий возможности для полноценной жизни СТА видов птиц не только на период зимовки, но и для гнездования и выращивания птенцов.

В отличие от «куртуазных» парков ЮБК, наш «сад птиц» работал «тягловой лошадкой». На первом месте стояли не цели УДИВИТЬ экзотикой и редкостями флоры, а самые насущные задачи. Чтобы «карта цветения» была круглогодичной, чтобы пчёлы, пернатые и прочие животные могли существовать в «естественных условиях», чтобы экосистема сама себя воспроизводила, например, деревья давали в степи семена, самосев…

Почти 150 видов растений из Средиземноморья и Дальнего Востока, Африки и даже Южной Америки научились жить там, где 500 лет среди лиманов-сасыков, зарослей солеросов и кермека, дикой ржи и всяких колючек привольно чувствовали себя курганчиковые мыши, комары и камышовые луни…

Местные жители в 21 веке  «лениво перелистывали» в тени больших деревьев исторические заметки английского шпиона Эдмунда Спенсера, записки Василия Пьянкова, путеводитель по Крыму от 1914 года под редакцией Бумбера…  и не задумывались о бренности бытия. Наши скверы и аллеи представлялись вечными. Легко под сенью шелковицы или плосковеточника читать о прошлом: «жара была чрезмерна, да и БЕСПЛОДНАЯ степь, которая окружает город, без дерева или куста, не предполагала малейшего искушения для прогулки», - отмечал в 19 веке «турист»  Спенсер. Разумеется, только лазутчик мог в преддверии Крымской войны так славно проводить время в местах будущего курорта.

В советское время «на юг» было потрачено столько ресурсов, что в нынешнюю эпоху всё выглядит фантастикой. Для обеспечения собственным посадочным материалом в «бесплодном уголке» исторического дикого поля  созданы были все условия, в том числе – завоз почвы, водообеспечение, проводились селекционные мероприятия на научных базах Ботсада, Лесхоза, создавался питомник и «Зеленхоз»… работы обеспечивались СОБСТВЕННЫМИ кадрами! Главенствующая роль отводилась инженерам лесного хозяйства со специализацией по озеленению населённых пунктов.

Результат мы все видим и чувствуем – защитный периметр лесополос держит оборону от ветров-суховеев, горожане «не помнят» чёрных бурь.  И никто не хочет знать о том, как купались в Евпатории 100 лет назад (в море заезжала кибитка-купальня, или просто колыхалась на волнах плавучая хибара), почему ПЛЯЖИ были пустынными.

Отлаженная работа экосистемы послевоенного времени работала, работала, и устала! Когда возникла необходимость менять элементы экосистемы «на ходу» - к новым условиям оказались не готовы жители. При плановом «омоложении» в тени старых крон не были высажены «сменщики», своего посадочного материала не оказалось, а информированность о видовом составе оказалась ниже минимально допустимого уровня.

За примерами не надо далеко ходить. Почти 75 лет природе было безразлично, как называли люди её отдельных представителей: «туйка», «акация», или как-либо иначе. Но наступило время обновления – и началось.

Если не знать, что ТУЯ родом с атлантического побережья Северной Америки, то это дерево с забавными крохотными шишечками горожане начинают массово высаживать в наших ужасных для хвойников условиях. Американцы или гибнут, или требуют привычных для себя 900 литров воды на метр квадратный в год. В Евпатории в прошлом году было 280 литров на квадратный метр… Почувствуйте разницу, плюс жара, плюс световой день, плюс особенности почвы.

ТУЯ – не вариант для посадок на улицах Евпатории. Деревья «туйки» - на самом деле плосковеточники из Кореи и Китая, к американскому дереву не имеют прямого отношения.

Второе заблуждение – «белые акации». Название «укоротили» люди – из псевдоакации сделали другое название, извратившее смысл. Деревья – американки РОБИНИИ бывают не только «белыми», но и розовыми! Старые робинии по всему муниципальному округу гибнут – это процесс естественный. Но время для восстановления робиниевых скверов имеется -  эти деревья не только дают мёда ВДВОЕ больше, чем прославленная гречиха (300 килограммов с гектара против 140 от «гречи»), но служат «сам себе агроном», удобряя почву азотистыми удобрениями собственного производства!

Летом 2021 года в результате проведённого наблюдения выяснилось, что  в период  после цветения робинии «имя белой акации» легко переходит к стифнолобиуму (нашей софоре). И никто по этому «мелкому» вопросу ботаники не комплексует. Практика показывает, что авторы мемуаров сто лет назад и блогеры  современной поры к определению растений относятся легкомысленно. В разряд «акаций» входят не только пузырники и софоры, гледичии и бобовники, но и кёльрейтерии, аморфы и прочие растения с «подходящими» листиками.

Однако то, что тридцать лет назад было реально несущественным, в час перемен становится важным. Информированность о закономерностях жизни в экосистеме становится актуальной. Каждое растение кроме декоративной функции несёт ряд иных «компетенций». А местные жители не знают собственного окружающего мира.

Новые насаждения как в эпоху Дувана, Шакая и Мамуны появляются стихийно. Часто – вопреки имеющимся предпосылкам. Люди на своём опыте убеждаются в том, что липы, рябины, ели и берёзы практически не выживают, а кельтисы-каркасы или эводии с бруссонетиями легко приспосабливаются к местным условиям.

Модной породой становится ПАВЛОВНИЯ. Но нет местного питомника, нет научного обоснования для экологической ниши дерева. В наше время эта порода стала доминировать на мировом рынке саженцев… а зачем это супершироколиственное дерево у нас? На подобные вопросы никто ответа не даёт… может, потому что таких вопросов и не задают? Кто их будет задавать? Горожанин, не знающий багряника и родного тамариска? А это уже не «вопрос» - это проблема.

Наша природа – не только дарит тень, защиту от ветра, плоды… она сама – главный экскурсионный объект города без гор и пещер, руин и полей лаванды…

А вы знаете, что скрывается под покровом листвы в соседнем дворе или скверике? О том, что в Евпатории много гинкго и кудраний, бруссонетий и прочих чудес природы, которыми ГОРДИТСЯ Никитский ботсад? А эти чудеса – совсем близко!

Андрей БОНДАРЬ, редактор сайта «Тайное общество Евпатория»

Фото автора.