Евпаторийская здравница :: Новости » Мы помним » Горький вкус детства

Евпаторийская здравница :: Новости » Мы помним » Горький вкус детства

http://e-zdravnitsa.ru/index.php?area=1&p=news&newsid=23368


Горький вкус детства

На страницах «ЕЗ» мы часто рассказываем истории ветеранов Великой Отечественной. Уходя на вой­ну, они — тогда совсем не ветераны, а молодые советские мужчины — оставляли дома семьи: жен, вынужденных взвалить на свои плечи нелегкий груз тыловых мытарств, и маленьких детей, на чьих судьбах фашисты оставили неизгладимый отпечаток ужаса.
Сегодня мы познакомим вас с Валентиной Васильевной Литовченко. Она поделилась с нами воспоминаниями о своем детстве, прошедшем в годы Великой Отечественной, и поведала историю о том, как нашла могилу своего отца, который долгое время считался без вести пропавшим.

 

Годы, опаленные вой­ной
Валентина Литовченко родилась в Полтавской области на Украине. Именно оттуда ее отец ушел на фронт.
— Мне было три с половиной года, но уже тогда я понимала, что происходит ­что-то нехорошее, раз мама и папа плачут. Я знала: мужчины не должны плакать. Они стояли напротив нас, прощались, и из глаз у них текли слезы, — вспоминает женщина. — У отца ­какие-то котомки, странно одет. И со мной тоже прощался…
После ухода на фронт отец 
прислал одно-единственное письмо: «Нас в Кременчуге грузят в вагоны, уже обмундировали, едем на фронт бить фрицев. Береги себя и Валюню, мою манюню».
Валентина Васильевна отмечает, что папа всегда называл ее именно так: «Валюня, моя манюня».
Больше писем от отца не было. Родные неоднократно подавали в розыск, но всегда получали один ответ: числится пропавшим без вести.
— Так мама и умерла, не узнав, что с ним… — с горечью рассказывает Валентина Васильевна.
Во время вой­ны мама нашей собеседницы продолжала работать. Уходя из дому, она была вынуждена привязывать маленькую дочку к печи — так было безопаснее.
— Я плачу, и она плачет… — вспоминает Валентина Васильевна. — Уходя, говорила мне: «Вот тебе горшочек, вот подушечка…» А с работы вернется, посмотрит и говорит с облегчением: «Спит моя Валечка».
Одно из самых страшных воспоминаний военного периода — время, когда немцы покидали деревню, где жила Валентина Литовченко. Уходя, они обливали дома бензином и поджигали их.
— Такое не забудешь: дети кричат, собаки лают. Мы успели вытащить все из дома, спрятались в кукурузе. Тогда мама научила меня молиться… — рассказывает женщина.
Истории о вой­не слышала Валентина и от своей тети, которая в годы Великой Отечественной жила в Севастополе. Однажды местные ребята узнали, что всю молодежь планируют отправить в Германию. После уроков они залезли в камыши и целую ночь, прячась от фашистов, простояли по колено в воде. Мерзли, обнимались, чтобы согреться. А утром услышали ругань немецких военных и, не выдержав, начали плакать. Знали, что бьют их родителей. Когда все затихло, вышли из воды — а ноги все в пиявках. Прятались долго: кто на чердаке, кто сбежал, чтобы в Германию не забрали.
Еще один случай Валентина Васильевна помнит со слов своего супруга Андрея Алексеевича:
— Зашел к ним в дом немец, чтобы забрать еду. Мама отдала ему с десяток свежих, только что собранных куриных яиц. А тот увидел четверых детей на печи, показывает на пальцах «три» и говорит: «Киндер» — хотел сказать, что у него у самого трое детей. Яйца немец забрал, но из кармана вытащил шоколад и отдал его семье.

В мирное время
В школу Валю взяли не сразу: когда девочка пришла поступать в первый класс, ей сказали, что лучше подождать до следующего года. А все потому, что она была слишком уж маленькой и худенькой. Тогда мама стала заставлять дочь пить рыбий жир и давала гематоген.
— Пью рыбий жир и плачу. Жду, когда даст гематогенку. А потом она нашла ­где-то сахар! Я тайком туда язык макнула, след в виде ямочки остался — и мама заметила. Как она ругалась! Тяжко нам было… — вспоминает женщина.
Хранит она в памяти и теплые воспоминания из детства. Так, однажды из армейского парашюта мама сшила маленькой Вале самое настоящее платье, в котором та чувствовала себя сказочной принцессой.
Один за другим пролетели годы, и пришло время Валентине поступать в университет. Чтобы пройти вне конкурса, нужно было отработать два года в колхозе — девушку отправили выращивать телят. В тот период она встретила своего будущего супруга Андрея.
По истечении двух лет Валентина стала лучшим работником, о ней даже написали в газете. Эту публикацию она и предъявила, подавая документы в университет. Ее взяли вне конкурса, нужно было уезжать на учебу. Тогда девушка стала переживать: а как же Андрей? Но тот заверил, что будет писать письма и обязательно дождется ее. И дождался: связав себя узами брака, супруги прожили вместе почти 60 лет. Лишь немного не дожил Андрей Алексеевич до этого юбилея…
А тогда в молодой семье родилась дочь Светлана, супруги приняли решение переехать в Крым. Уже здесь Валентину Васильевну застал звонок: сестра Андрея Алексеевича прочла в газете заметку, где сообщалось, что отец Валентины Литовченко, Василий Власович Нелида, похоронен в Кировоградской области.


— Я тогда работала медсестрой. Пришла на работу, а все видят, что я сама не своя, переживаю. И меня отпустили. Я побежала в военкомат, направила письмо в город, где похоронен отец. Через несколько дней пришла телеграмма: «Ваш отец Нелида Василий Власович похоронен в могиле № 295, Кировоградская область, Онуфриевский район, село Вишневцы».
Оказалось, что отец Валентины Васильевны погиб в первом бою под Кировоградом.
Женщина отправилась в Вишневцы. Перед отъездом муж посоветовал ей найти там старожила, который помнил бы, как проходило захоронение. Она так и сделала. Старик, житель села, рассказал ей жуткую историю: после боя в Кировограде хоронили около 80 человек. Сделали много гробов, везли их на конной повозке. Сельсовет регистрировал погибших, а церковь — отпевала. Длилось это два дня. По словам старика, плач и рев тогда стоял страшный… Рядом вырыли отдельную яму, где захоронили всех погибших немцев.
Около десяти лет отдала Валентина Литовченко патронажной службе, еще 22 года проработала в физкабинете. После ушла на пенсию. С теплотой вспоминает она о своем творческом досуге: Валентина Васильевна любила выступать на сцене, декламировать стихи. И сейчас она не позволяет себе сидеть на месте. Ежедневно Валентина Васильевна выходит на прогулку с подругами, делает зарядку. В свободное время женщина создает коллажи из семейных фотографий, чтобы они не пылились в альбомах, читает стихотворения. С неподдельными эмоциями прочла она поэтические строки и журналисту «ЕЗ».

Юлия БУРЦЕВА.
Фото автора.

Опубликовано в газете «Евпаторийская здравница» 19(19467) от 21.05.2021 г.