Евпаторийская здравница :: Новости » Под острым углом » За гранью добра и зла

Евпаторийская здравница :: Новости » Под острым углом » За гранью добра и зла

http://e-zdravnitsa.ru/index.php?area=1&p=news&newsid=23300


За гранью добра и зла

В Евпатории избили женщину с ребенком

На страницах «ЕЗ» мы не раз рассказывали читателям разные истории, происходившие в реальной жизни с жителями нашего города. Многие из них кажутся рядовыми, какие-то смешат, какие-то раздражают, но есть и те, которые просто поражают своей жестокостью и бессмысленностью. Сегодня речь пойдет именно о таком случае.


Ничто не предвещало беды

В редакцию «ЕЗ» обратилась семья, с которой произошло несчастье. Женщину с ребенком прямо у ворот ее дома избила пьяная компания. Причем били сильно, не сдерживались, — судя по справкам и лечению, которое длится уже более полугода, и еще неизвестно, когда наступит выздоровление и наступит ли оно вообще. А ребенок, десятилетняя дочурка, теперь испытывает чуть ли не панический страх перед всеми незнакомыми людьми и была вынуждена посещать психолога. Но мы, как водится, расскажем обо всем по порядку. Уточним только, что события будут изложены исключительно со слов пострадавших.

Эта история произошла погожим октябрьским днем прошлого года в одном из частных дворов курортной части Евпатории, на улице Пушкина. 18 октября Евгения находилась дома вместе с четырьмя из своих шестерых детей. Две старшие дочери-­студентки в то время учились в Санкт-­Петербурге. Дома с мамой были трое сыновей — 13‑ти, семи и двух лет, и десятилетняя дочь. Муж Антон уехал по делам.

Ближе к полудню Евгения заметила активность во дворе соседей: там жарили шашлыки, из-за забора доносились разговоры, смех и очень громкая музыка. Женщина бы не обратила на это особого внимания, если бы уже к двум часам дня соседи не начали громко разговаривать друг с другом матом, не забывая при этом агрессивно и нецензурно покрикивать на собственных детей. Судя по голосам, разговорам и ругани, доносившейся из-за забора, соседи находились в состоянии алкогольного опьянения.

В семье Евгении нецензурная брань не приветствуется, поэтому она дождалась приезда мужа и предложила отправиться на прогулку к морю. Во-первых, в такую погоду сам бог велел пройтись на свежем воздухе, а во‑вторых, женщина понадеялась, что к их возвращению соседи уже успокоятся или зайдут в дом, и их ругань не будет так сильно досаждать детям и портить настроение взрослым.

Предложение всем понравилось, и семейство отправилось гулять. Дома остался только 13‑летний сын, который неважно себя чувствовал. Мальчик лег спать.

Вся семья прекрасно провела день на море около пирса: дети играли на берегу, загорали, занимались спортом. Когда стало смеркаться, Евгения со старшими детьми собрались домой. Однако сначала они, вооружившись заранее приготовленными большими полиэтиленовыми пакетами и одноразовыми перчатками, пошли по берегу, чтобы собрать весь пластиковый мусор, который море выбросило на берег после шторма. Евгения с детьми часто совершали такие рейды на побережье. Таким образом дети в семье привыкают к ответственному отношению к своему городу, к природе, они всегда с удовольствием помогают матери, понимая, что совершают доброе дело.

Когда стемнело и стало прохладно, муж с младшим сыном в коляске, не дождавшись Евгению, которая с детьми в этот день собрала шесть больших мешков мусора и пластика, вышел с пляжа на набережную. Встретив приятеля, он медленно, с остановками, пошел в сторону дома, надеясь, что родные догонят их по пути. Но так вышло, что они направились по параллельным улицам и Евгения с детьми пришли к дому немного раньше…


Необъяснимая агрессия

Подходя к дому, женщина издалека заметила у ворот ­какую-то компанию, услышала пьяную ругань, нецензурную брань. Люди были явно нетрезвы, громко кричали, ругались и ломились в ворота. Всего перед воротами бесновались шесть человек: четыре женщины и мужчина — все в состоянии сильного алкогольного опьянения — и рослый подросток.

Мы все ­как-то привыкли к тому, что обычно на женщин с детьми не нападают, — ну, видимо, срабатывает в людях ­какой-то инстинкт, запрещающий подобное бесчинство. Возможно, на это понадеялась и Евгения, которая к тому же была уверена, что муж уже дома и выйдет, чтобы разобраться в происходящем. Поэтому она спокойно подошла и спросила у скандаливших, чего они хотят, сообщив, что ворота эти — ее. Те сразу же стали бросаться на нее с оскорблениями и угрозами. Как рассказывала впоследствии десятилетняя дочь Евгении, люди разговаривали матом, и ребенок так и не смог понять, чего они хотели. Женщина осознала, что дело неладно, достала телефон и попросила всех удалиться, пригрозив позвонить мужу (не понимая, почему он не выходит из дома на шум) и в полицию. В этот момент в пьяных умах агрессоров ­что-то перемкнуло, одна из женщин выбила из рук Евгении телефон и ударила ее по лицу. Это послужило сигналом для остальных, и они тоже кинулись с кулаками на хозяйку ворот.

Семилетний сынишка убежал во двор с запасного входа, еще когда послышались первые оскорбления в адрес мамы. Ребенок надеялся на то, что дома папа, который сейчас выйдет и поможет маме разрешить ситуацию.

Тем временем маму на глазах 10‑летней дочери зверски избивала пьяная компания. Когда дочь попыталась ­как-то вмешаться, попросила тетю прекратить, девочку несколько раз ударили по лицу и голове и с силой оттолкнули к забору, прикрикнув, чтоб не вмешивалась, иначе и ей достанется. Ребенок буквально впечатался в ограду и с ужасом наблюдал за тем, как ее маму, находящуюся уже без сознания, продолжали бить эти ужасные злые люди. Евгению повалили на землю, одна из женщин держала ее за волосы, вторая села сверху и душила, остальные били ногами…

В ­какой-то момент до беснующихся дошло, что их жертва без сознания. Они отпрянули от Евгении, видимо, сообразив, что ­что-то не так. Нашли в ее же рюкзаке бутылку с водой и вылили содержимое пострадавшей на лицо, при этом хлопая ее по щекам. А в рот жертве своей агрессии сунули телефон, — видимо, уж сильно не по душе им пришлась угроза позвонить в полицию… Благо, на этом пьяная компания решила остановиться и отправилась домой. Т­ут-то и выяснилось, что избивали Евгению те самые соседи, начавшие ­что-то отмечать еще с утра.

Женщина пришла в себя, мокрая, избитая, во рту — разбитый мобильный телефон. Ключ от ворот был у мужа, Евгения к тому моменту поняла, что его еще нет дома. Она ­кое-как поднялась и отправилась вместе с плачущей дочерью на поиски ­кого-нибудь, чтобы попросить вызвать полицию.

Так случилось, что первым, кого она встретила, был ее собственный муж. Антон с коляской и приятелем потихоньку подходили к дому, когда им навстречу вышла, прихрамывая, Евгения — вся в крови и грязи. Она объяснила, в чем дело, мужчина сразу же вызвал полицию и отправился к обидчикам на разборки.

Те сразу же бросились на него с криками, нецензурной бранью и оскорблениями. Причем главными вопросами в ссоре с их стороны были: откуда у вас столько детей и зачем они вам? При этом понять, что на самом дели имели против семьи потерпевших и чего добивались эти неадекватные люди, не представлялось возможным. Семья Евгении не так давно поселилась в этом доме, ни с кем из соседей они знакомы не были, потому что почти все вокруг с мая по сентябрь сдавали свои дома отдыхающим.

Тем не менее с кулаками на Антона не бросался никто, ограничились бранью. Видимо, все же женщину с маленькой девочкой бить было ­как-то сподручнее.

Вскоре приехала полиция. Два наряда. Оказалось, те самые соседи тоже позвонили в дежурную часть: заявили, что якобы Евгения с дочерью напали на них. Правоохранители в таких случаях обязаны выехать на вызов и выяснить все обстоятельства дела.

Как рассказал муж потерпевшей, на месте полицейские выяснили имена двух женщин, избивавших Евгению. С ними уехал в отделение первый наряд — для того, чтобы оформить их встречное заявление. Которое, к слову, на следующий день было закрыто за отсутствием фактического материала.

Второй наряд увез пострадавшую маму с дочкой в сопровождении мужа в больницу для прохождения медицинского освидетельствования. Там же Евгении провели тест на содержание алкоголя в крови, а вот зачинщики ссоры от подобной процедуры отказались сразу же. К слову, когда сотрудники полиции общались с семьей потерпевших, из соседнего двора снова стали доноситься музыка и смех. Видимо, в произошедшем эти люди не видели ничего необычного, поэтому спокойно продолжили гулянку.


Последствия

Возможно, многодетная семья Евгении и забыла бы уже об этом инциденте, но вот последствия, увы, забыть не дают. Женщина, выносившая и родившая шестерых детей и практически не болевшая до этого, ходит к врачам как на работу. После происшествия медики диагностировали у нее перелом костей носа, сотрясение и ушиб головного мозга, множественные ушибы, гематомы, ссадины на лице и по всему телу. А буквально в течение месяца после произошедшего у женщины развился пиелонефрит — ей явно не пошло на пользу лежание на холодной земле, да и отбитые почки еще никому здоровья не добавляли. К тому же в момент избиения Евгения была в положении, на раннем сроке, и вскоре беременность прервалась.

То есть, по факту, речь идет о групповом избиении беременной женщины и десятилетней девочки — поступке, находящемся за гранью добра и зла. И случилось это в нашем с вами городе.

Евгения перенесла в стационаре операцию по репозиции (вправлению) костей носа. Она постоянно посещает невролога, потому что такие травмы, как ушиб головного мозга, бесследно не проходят. Также с тех пор женщина страдает сильнейшими головными болями и бессонницей.

Девочке, которую не только побили, но и вынудили наблюдать за процессом избиения ее матери, пришлось посещать психолога. Ребенок теперь боится выходить на улицу и во всех прохожих видит врагов.

13‑летний сын Евгении также натерпелся страха. Приболевший мальчик спал, когда в ворота начали ломиться ­какие-то люди, страшно и громко ругаясь матом. Подростку спросонья показалось, что это грабители, и что они уже пробрались во двор, а возможно, и в дом, двери в который обычно были открыты — не было нужды их запирать, хватало замка на воротах. Мобильный телефон лежал во дворе и, не имея возможности никому позвонить, мальчик в ужасе заперся в дальней комнате. Про избиение мамы он узнал только после того, как они с папой пришли домой. Для него, как и для сестры, произошедшее не прошло бесследно. Сейчас мальчику уже 14 лет, и он боится оставаться один, не чувствует себя в безопасности даже дома.

Теперь Евгения не может уделять семье столько сил и времени, сколько уделяла раньше, ведь сил этих у нее просто нет, а львиная доля времени уходит на посещение врачей. Поэтому часть обязанностей жены легла на плечи Антона, которому нередко приходится быть для детей и папой, и мамой. Семья оказалась выбита из колеи нормальной жизни. Просто потому, что ­кто-то не знает меры в употреблении спиртных напитков и преступает те границы, которые редко пересекают даже в животном мире.

Пока Евгения продолжает лечение, пройти полную судмедэкспертизу не представляется возможным. Для квалификации тяжести преступления нужно знать, сколько времени ушло на лечение и повлияли ли травмы на трудоспособность пострадавшей. Поэтому за содеянное еще никого не наказали. То есть последствия произошедшего полной ложкой успела хлебнуть только семья Евгении. Героям же, избившим беременную женщину с ребенком, пока что все сошло с рук. Есть надежда, что только пока.

К слову, сотрудники полиции провели проверку и вынесли определение о возбуждении дела об административном правонарушении, которое предполагает наказание в виде штрафа до 5000 руб­лей. А вот семья пострадавшей надеется на более справедливое разрешение ситуации и настаивает на возбуждении именно уголовного дела — за групповое избиение с нанесением телесных повреждений.

От редакции

Все вышеописанное изложено со слов пострадавшей стороны. Поэтому, возможно, картина происшествия не совсем полная. Но вот справки, в которых указаны диагнозы, пострадавшая семья в редакцию предоставила. Документы четко свидетельствуют о том, что женщину действительно жестоко избили. И это — факт, которого вполне достаточно для привлечения виновных к ответственности по всей строгости закона.

Алина КРОТОВА.

Фото severpost.ru

Опубликовано в газете «Евпаторийская здравница» 16(19464) от 30.04.2021 г.