Евпаторийская здравница :: Новости » Под острым углом » Остросюжетно » Неидеальное преступление

Евпаторийская здравница :: Новости » Под острым углом » Остросюжетно » Неидеальное преступление

http://e-zdravnitsa.ru/index.php?area=1&p=news&newsid=21557


Неидеальное преступление

Эта история произошла чуть больше двух лет назад в одном из поселков около Евпатории. Суть ее, казалось бы, обыденна: бытовой конфликт перерос в бурную ссору, в результате которой один человек лишил жизни другого. Но особенно пугает в случившемся то, что причины, побудившие обвиняемую к совершению страшного преступления, выяснить так и не удалось.

Объективно говоря, их и быть не могло, этих причин. Поэтому вопросы «За что?» и «Почему?» так и остались без ответов…


Знакомство с героиней

Как рассказали в следственном отделе по городу Евпатории Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Крым и городу Севастополю, чуть больше двух лет назад в полицию поступило заявление о пропаже человека. Именно с того момента начала работу машина правосудия и правоохранители стали разбираться в хитросплетениях запутанного и не простого дела. Но мы начнем рассказ с самого начала, когда все были живы, а главная героиня истории еще не шагнула на преступную дорожку…

В одном из городов Украины жила женщина, мы будем звать ее далее Вероникой Ивановой. Ника имела высшее юридическое образование, какое-то время работала секретарем в следственном отделе местного отделения милиции, затем — юристом одного из украинских банков. При этом она периодически приезжала летом на отдых в Евпаторию: женщине здесь очень нравилось, и она подумывала перебраться жить на полуостров насовсем. В общем, все складывалось вполне неплохо, пока не встал перед ней пресловутый квартирный вопрос…

Ника вместе с братом владела квартирой в родном городе, но что-то не заладилось, и брат продал свою долю в собственности, не особо интересуясь мнением сестры. А новый собственник не сильно жаловал совладелицу недвижимости и, пока Ника отсутствовала, просто сменил замки. С этого момента у Ивановой началась совсем другая жизнь, наполненная судебными тяжбами. Ника только и делала, что боролась за свое имущество и пыталась выжить. Любой ценой. Возможно, именно это событие и изменило что-то в характере женщины, сделав ее несколько жесткой, изворотливой, хитрой и вместе с тем довольно замкнутой в себе. А может, она изначально такой и была, просто ранее поводов проявить эти черты характера не представлялось. Тем не менее подход к людям Ника всегда находила довольно легко и трудностей в общении не испытывала.


Хорошо устроилась

Имея за плечами груз жизненного опыта и проблем, Иванова продолжала приезжать в Крым. Более того, она была решительно настроена жить на полуострове. Понятно, что на круглогодичный отдых в санаториях средств у женщины не имелось, тем более что и работы как таковой не было: на Украине она ее потеряла, а в Крыму не нашла. Поэтому Ника жила где придется, перебиваясь небольшими заработками. Чаще всего она снимала комнату у местных жителей или же просто оставалась на ночь, пользуясь добротой хозяев. При этом, чтобы не нарушать миграционное законодательство, раз в три месяца Вероника уезжала на Украину, гражданкой которой являлась.

В какой-то момент Иванова стала подрабатывать на одной из местных конюшен. Женщина выполняла кое-какую работу, а хозяин конюшни Филипп платил ей за это 5—7 тысяч рублей в месяц. Деньги не особо большие, но в качестве подработки Нику это вполне устраивало, к тому же Филипп оплачивал ее постой у одной из своих знакомых. При этом Ника была уверена, что между ней и конюхом завязались некие романтические отношения, тогда как сам мужчина считал это интрижкой «на один раз» и всячески отрицал какую-либо серьезную связь с Ивановой. Филипп жил полной жизнью и, судя по всему, от недостатка женского внимания не страдал.

С приходом осени необходимость в дополнительных работниках на конюшне отпала, а соответственно, стало более редким и общение Ники с бывшим работодателем. Пришлось ей сменить и место жительства — ​Филипп перестал давать деньги, и Иванова начала искать жилье, где можно было бы остановиться бесплатно.

Знакомые посоветовали Нике попробовать пообщаться с бабой Алей — ​одинокой старушкой, которая могла бы приютить женщину взамен на помощь по дому. Иванова попытала счастья и стала жить у Алевтины. Надо сказать, что условия в этом доме оставляли желать лучшего — ​ни отопления, ни водопровода в нем не было. Да и сама старушка оказалась немного со странностями: постоянно ходила по мусоркам, собирая отовсюду все, что ей казалось более или менее пригодным для использования. Иногда это были вполне нормальные вещи, иногда — ​откровенный хлам. Свои находки баба Аля неизменно волокла домой. Среди всей этой «красоты» и пришлось жить Нике.

Но, откровенно говоря, жаловаться женщине было не на что. Она совершенно бесплатно имела какое-никакое жилье, практически ничего не делая по дому. Питалась Иванова за счет пенсионерки, кроме того, баба Аля периодически отдавала ей кое-что из своих удачных находок. Нике перепадали то кофточки, то кроссовки. Старушка даже вещи своей постоялицы стирала вместе со своими. Так что устроилась Иванова вполне неплохо.


От ревности спалила баню?

Так могло длиться долго, но перед Новым годом у Филиппа вдруг сгорела баня. Тот как раз уехал в гости к знакомой барышне, но романтическое рандеву было прервано тревожным звонком — ​пожар. Мужчина все бросил и помчался домой. По счастью, приехал он вовремя: баню спасти не удалось, но вот дом, в окне которого торчал самодельный факел, успели потушить. Все свидетельствовало об умышленном поджоге, потому как в обесточенной бане воспламениться было просто нечему, да и стойкий химический запах какого-то горючего вещества говорил явно не в пользу случайного самовозгорания. Филипп винил в произошедшем Нику, утверждая, что она из ревности спалила ему баню. Полиция же виновных найти не смогла: следов злоумышленник не оставил, а оснований подозревать именно Веронику не было.

Однако конюх продолжил выяснять обстоятельства поджога и, пообщавшись с бабой Алей, узнал, что в тот вечер Ники действительно дома не было, а на следующий день пенсионерке пришлось стирать одежду постоялицы, от которой исходил резкий химический запах. Филипп сложил два и два и утвердился в своих подозрениях. Ника же вину признавать не собиралась, упирая на то, что, если конюх хочет ее в чем-то обвинить, — ​пусть действует в рамках закона и попытается сначала доказать ее причастность к происшествию. Ясное дело, что доказать что-либо уже было невозможно, поэтому Филиппу не оставалось ничего иного, как отстать от женщины. Но отношения их на этом были прекращены.


Исчезновение пенсионерки

Тем временем баба Аля все чаще стала выражать недовольство своей постоялицей. Та не только не платила за крышу над головой, но и жила полностью за счет пенсионерки. Вдобавок ко всему пожилая женщина была вынуждена обихаживать Нику, готовя, убирая и стирая за нее. Но тревожило Алевтину другое: Иванова частенько стала заговаривать с ней на тему продажи или дарения части дома. Либо же просила хотя бы прописать ее. Пенсионерка ничего подобного делать не собиралась, поскольку имела родственников и считала, что жилье должно достаться именно им. Но Вероника не теряла надежды уговорить хозяйку. И, видимо, однажды у кого-то из женщин терпение лопнуло.

Что происходило в ту роковую ночь в доме бабы Али, не знает никто, кроме Ники. Однако она наотрез отказалась от пояснений на этот счет, сославшись на статью 51 Конституции РФ, которая гласит, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. Но итогом произошедшего стало исчезновение Алевтины, а Иванова сначала уехала в Симферополь к родственникам, затем сорвалась на Украину, а по возвращении была вынуждена искать новое жилье.

Вскоре по факту исчезновения пенсионерки возбудили уголовное дело. Правоохранители стали опрашивать всех, кто мог хоть как-то пролить свет на обстоятельства происшествия. Практически все сведения указывали на необходимость беседы с Ивановой. Так Вероника была вынуждена пройти психофизиологическое исследование с применением полиграфа, или, если говорить проще, — ​детектора лжи. Результаты исследования недвусмысленно указывали на причастность женщины к исчезновению Алевтины. Более того, благодаря результатам этого теста удалось выяснить, что пенсионерки нет в живых, и определить место, в котором было спрятано ее тело. После обнаружения останков погибшей в подвале одного из заброшенных недостроенных домов, находящихся недалеко от дома бабы Али, Вероника была задержана по подозрению в убийстве. Также ее обвиняли в попытке скрыть следы преступления, поскольку тело явно пытались сжечь, предварительно облив горючим химическим веществом.


Возмездие

А дальше следователи стали ниточка за ниточкой разматывать этот запутанный клубок событий. На причастность Вероники к смерти старушки указывало многое. Прежде всего одежда и кроссовки подозреваемой, на которых сохранились следы крови пенсионерки. Детализация телефонных звонков обвиняемой также недвусмысленно указывала на то, что в момент гибели Алевтины Иванова находилась в ее доме, а затем неоднократно на протяжении нескольких дней с номера Ники совершались звонки из того самого подвала. Видимо, это происходило тогда, когда злоумышленница пыталась скрыть следы преступления. Явно не в пользу Ивановой свидетельствовали также и черновики, в которых Никиной рукой был выведен текст расписок о якобы получении Алевтиной трехсот тысяч рублей в счет покупки двух третей ее дома.

Следствие пришло к выводу, что в ту роковую ночь женщины поспорили, поскольку Алевтина настойчиво просила постоялицу освободить жилплощадь, а та требовала прописать ее у себя. Спор перерос в скандал, затем в потасовку. Более крепкая, рослая и молодая Ника предсказуемо одержала верх, но отчего-то не остановилась на достигнутом и продолжила бить старушку даже после того, как та потеряла сознание. Затем, успокоившись, Иванова отправилась спать, оставив бабу Алю лежать на полу, а на утро поняла, что женщина скончалась. Злоумышленница решила скрыть следы преступления, спрятав тело в подвале одного из заброшенных недостроев. Для пущей уверенности в своей безнаказанности преступница попыталась сжечь тело, а останки накрыла валявшимися там же кусками старого шифера.

Так или иначе, но Вероника упорно отрицала свою вину, несмотря на то, что на ее причастность к делу указывали не только результаты исследования на полиграфе и показания всех свидетелей, среди которых, к слову, были и сокамерницы женщины (с ними та неосторожно поделилась некоторыми своими соображениями), но и неоспоримые улики. При этом отвечать на вопросы, кажущиеся ей неудобными, Ника отказывалась, ссылаясь на свое право молчать, а в остальных показаниях путалась, давая противоречивые ответы. Видимо, Иванова, имеющая юридическое образование, считала себя очень умной и до последнего верила в свою безнаказанность, но не сложилось.

Суд учел все доказательства, признал Веронику Иванову виновной в совершении убийства и назначил ей наказание в виде восьми лет лишения свободы.

А нам с вами остается только задаваться теми самыми вопросами «За что?» и «Почему?», ведь сама Ника на них так и не пожелала ответить. Ей теперь предстоит на протяжении всей жизни искать ответ на другой вопрос: а стоило ли оно того?

Алина КРОТОВА.

По материалам следственного отдела по Евпатории Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Крым и городу Севастополю.

Иллюстрация trn-news.ru.

Опубликовано в газете «Евпаторийская здравница» 26(19423) от 3.07.2020 г.