Евпаторийская здравница :: Новости » Люди твои, Евпатория » Караман — человек великой души
RSS-лента Евпаторийская здравница
  Главная  •    Новости  •    Важно  •    Реклама  •    Редакция  •    Архив номеров  •    Спецвыпуски
Евпаторийская здравница ВКонтактеЕвпаторийская здравница FacebookЕвпаторийская здравница в Одноклассниках
  Заказ такси Максим онлайн

Караман — человек великой души

Вот уже 25 лет в Евпатории, радуя жителей и гостей города, работает кафе караимской национальной кухни. С 2002 года оно называется «Караман», что в переводе с тюркских языков означает «богатырь», «защитник». Не многие знают, что кафе названо так в память о выдающемся караиме — человеке, чья жизнь была полна необычных, смелых, а порой и героических поступков. Сегодня «ЕЗ» расскажет читателям о судьбе Марка Моисеевича Кумыш-Кара — человека с добрым сердцем и богатырской душой.


Добро — в крови

Марк Моисеевич Кумыш принадлежал к известному роду евпаторийских караимов-благотворителей и воспитывался в семье, где все трудились честно и самоотверженно, «одной рукой зарабатывая, а другой раздавая». На всю жизнь запомнились ему первые дни марта 1914 года, когда хоронили Марка Иосифовича Кумыша — ​бедного родственника, не оставившего никакого завещания по причине отсутствия накопленного достатка. Сотни горожан провожали в последний путь «отца сирот и бедных», снискавшего симпатию и редкую любовь не только среди караимской бедноты, но и среди всех иноверцев. Осиротевшие бедняки неоднократно принимались нести на головах гроб с телом покойного, проявляя этим высший и почти небывалый почет умершему. Искренние слезы по усопшему бедняку были наглядным проявлением народной мудрости: «Делай добро и бросай в море. Не узнает народ — ​узнает рыба». Но народ знал, помнил, благодарил. Яркий пример всеобщей любви в награду за содеянное добро оставил неизгладимый след в душе юного Марка, навсегда определив основную черту его характера.

Стремление делать добро вне зависимости от обстоятельств и вполне реальных, иногда смертельных, опасностей в жизни Марка Моисеевича проявлялось неоднократно.

В трагическое постреволюционное время смены властей он принял личное участие в спасении караимского духовного главы — ​гахама Серая Марковича Шапшала: укрыв на подводе мешками с углем, Кумыш вывез его к пароходу, уходившему на Кавказ. Позже Шапшал переехал в Стамбул, затем в Польшу, в послевоенное время жил в Литве, стал известным советским и европейским ученым. Спустя тридцать лет после спасения Шапшал, по-караимски хлебосольно принимая приехавшего к нему в Вильнюс Марка Кумыша, в подробностях поведал ему о своих приключениях.

Впрочем, к тому времени фамилия Марка Моисеевича уже давно претерпела изменение, причиной которого стала его пламенная любовь к молодой караимке Арзу Кара. Принимая ухаживания завидного жениха, своенравная Арзу потребовала от него изменения фамилии на Кумыш-Кара. Но вскоре и эту двойную фамилию, и даже имя-отчество среди караимов заменили прозвищем «Караман», которое надежно закрепилось за статным мужчиной, обладающим недюжинной силой. Под этим именем он навсегда остался в караимских песнях конца 1920-х годов, так его вспоминают и ныне.

 

Спасти других, рискуя собой

В страшные годы немецкой оккупации караимы Евпатории избрали Марка Карамана старостой общины. Окончив только караимскую религиозную школу, не имея специального образования, Караман проявил в этой должности незаурядные организаторские и административные способности. Объявленный им среди караимов сбор средств позволил не только отремонтировать для проведения богослужений здание Малой кенасы, но и открыть караимский музей в здании Большой кенасы, а позже наладить работу благотворительной столовой на территории бывшей религиозной школы. По свидетельству Рени Яковлевича Крыми, оставшегося сиротой после расстрела заложников в январе 1942 года, в столовую его привел сам Караман. Питались в ней также и одинокие старики, и сироты разных национальностей.

Среди материалов караимской национальной библиотеки «Карай Битиклиги», посвященных Караману, хранится безымянный лист записей, сделанных рукой, привыкшей к тяжелому физическому труду. Этот источник содержит информацию о том, что после январского десанта 1942 года Караман долгое время прятал в подвале своего дома трех десантников. Документальных подтверждений этого поступка нет, но среди караимов распространено следующее предание.

После окончания войны Карамана вызвали в прокуратуру (в другом варианте — ​в милицию) без объяснения причин. Войдя в кабинет, Марк Моисеевич увидел сидящего за столом человека с низко опущенной головой. Резкая интонация, с которой тот обратился к Караману, не сулила ничего хорошего.

— Ну что, дед, при немцах в старостах ходил? — ​бросил сидящий, перебирая бумаги на столе.

— Да, был старостой караимской общины, меня люди избрали.

— А когда советские граждане при фашистах голодали, на базаре караимскими пирожками торговал?

— Сам делал, сам торговал, так жить на что-то надо было.

— А наших ребят-десантников, которые у тебя скрывались, выгнал? Теперь мы с тобой поквитаемся.

После этих слов начальник поднял голову и, шагнув к Караману, крепко обнял его:

— Здравствуй, дед Караман, здравствуй, дорогой! Спасибо тебе за все, спасибо, что спас.

Караман опешил: перед ним стоял один из десантников, скрывавшихся у него в 1942 году. Тогда Караман не единственный раз рисковал своей жизнью во время оккупации, спасая других.

В 1941 году все евреи, проживавшие в крымском селе Вересаево (в 1927—1948 годах Комзетовка — ​сокр. от «комитет по земельному устройству еврейских трудящихся») были расстреляны фашистами. Проживали в Комзетовке и человек семьдесят славян караимского вероисповедания. Когда же взрослые мужчины ушли на фронт, в селе остались около тридцати женщин и детей. В конце июня 1942-го немецким властям поступил донос, что под фамилиями Овчинниковы, Пятериковы, Сапунковы, Шишлянниковы скрываются евреи, подлежащие уничтожению. Всех их немцы арестовали и разместили в подвале, ожидая дальнейших указаний в отношении судьбы узников. Одному из арестованных, 14-летнему юноше, удалось бежать и разыскать в Евпатории Марка Моисеевича, которому он рассказал о трагедии единоверцев. Не мешкая Караман отправился в Комзетовку, и, находясь в селе несколько дней, долго объяснял немцам, что арестованные по национальности вовсе не евреи, а русские, принявшие караимскую веру. Самоотверженность рисковавшего жизнью Карамана была вознаграждена: караимов освободили. Память о чудесном событии и совместное фото спасенных с Караманом бережно хранят в семье евпаторийки Ольги Михайловны Сапунковой, мать которой была участницей тех событий.


«…А память останется»

О Марке Карамане помнят старожилы Евпатории, знают о нем из рассказов старших и те, кто помоложе.

В 1945 году Алексей Петрович Терьяки, будучи семилетним мальчишкой, торговал на базаре конфетами, которые готовил его дедушка. Караман, стараясь поддержать сироту, всегда покупал у него сладости. А перед началом богослужений у ворот кенасы часто собирались взрослые, и добрый дед Караман раздавал мальчишкам мелочь или конфеты…

Сергей Борисович Синани слышал о Карамане от своей мамы, знавшей его не по рассказам: в 1950 году она вместе с престарелой матерью и старшей беременной сестрой, недавно похоронившей мужа, переехала из Старого Крыма в Евпаторию. Тогда семья, оказавшись в сложной ситуации, нашла приют в доме Карамана, который поселил их, не требуя платы за проживание.

Почти до самой смерти, пока позволяли силы и здоровье, Марк Караман торговал на базаре караимскими пирожками собственного приготовления. Однажды «базарный» спросил его:

— Не пойму тебя, дед Караман: продаешь пирожки ты за бесценок, да еще и стаканчиком вина желающих угощаешь. В чем же выгода твоя?

И Караман открыл свой секрет:

— Выгода моя в том состоит, чтобы люди знали и помнили, как выглядят и каковы на вкус караимские пирожки, приготовленные караимом, а не в столовой. А бесплатный стаканчик вина — ​на память обо мне: Карамана не будет, а память останется.

Марк Моисеевич Кумыш-Кара по прозвищу Караман скончался 20 января 1953 года и был похоронен на старом караимском кладбище. Надпись на разрушенном памятнике из известняка гласила: «Чистосердечный, чуткий человек, друг бедняков».

Давно нет Карамана, затеряна его могила, но жива память о нем и его героических поступках ради спасения других людей. А традиционный рецепт караимских пирожков хранят в «Карамане» — ​кафе караимской национальной кухни, названном в честь этого легендарного человека.

Дмитрий ГАБАЙ.

Фото из архивов евпаторийского общества «Кардашлар» и Ольги Сапунковой.

Опубликовано в газете «Евпаторийская здравница» 21(19418) от 29.05.2020 г.




 


 




Актуальные новости


График плановых отключений на декабрь 2020 г.

Уважаемые жители городского округа Евпатория! ГУП РК «Крымэнерго» сообщает о том, что в связи с плановым ремонтом...

Обращайтесь, вам помогут!

Крымчане, находящиеся на самоизоляции в связи с пандемией коронавируса, могут обратиться за помощью в Волонтерский центр «Единой...

«Евпаторийка» с доставкой на дом

Еженедельно корреспонденты «Евпаторийской здравницы» освещают наиболее значимые события городской жизни. Актуальные интервью,...

Реклама в «Евпаторийке» точно работает

Будет ли местная газета выгодной площадкой для размещения рекламы, имиджевых статей, поздравлений, зависит только от того, умеет ли редакция...

Телефоны горячих линий Правительства Республики Крым по вопросам распространения, лечения и профилактики коронавирусной инфекции





Президент России

Правительство России

Государственный Совет Республики Крым

Cовет министров Республики Крым

Российская общественная инициатива



Рубрики новостей