Евпаторийская здравница :: Новости » 75 лет Великой Победы! » Помним ради будущего
Заказ такси Максим онлайн

Помним ради будущего

Школьники всей России приняли участие в конкурсе сочинений «Без срока давности», приуроченном к 75-летию Победы. В своих работах участники освещали темы, связанные с сохранением и увековечением памяти о Великой Отечественной войне. Учащиеся евпаторийских школ также попробовали свои силы в этом состязании талантов. Сегодня «ЕЗ» публикует два лучших сочинения наших ребят.


Сладкая рябина

Беллетризованная биография семьи

Эта история началась более ста лет назад. В одном степном селе в двух семьях родились мальчик и девочка.

Мальчика назвали Федор — ​дар Божий, потому что родился он долгожданным сыночком в семье, где было уже четыре дочери.

А девочку назвали Мавра, дома ее звали Маруся. Нелегкое было у Маруси детство. В восемь лет умерла ее мама, и отец остался один с четырьмя детьми на руках. Отдал он Марусю в услужение в богатую еврейскую семью. Там девочку научили шить, читать, убирать и готовить. Маруся была резвая и голосистая, на все у нее была своя присказка и меткое словечко.

Жили они с Федей на одной улице. Часто дети играли вместе, ссорились и мирились. Так незаметно и выросли Федька по прозвищу Джиджеря и Маруся-щебетушка, и превратились в красивых парубка и девушку. И фамилии у них были казацкие: Добродий и Беда. Проводили Федю с песнями в армию, и обещала Маруся его ждать. И дождалась.

Пришел Федя из армии бравым солдатом. Сыграли они свадьбу, и увез Федя Марусю в Крым, где был военный аэродром в поселке Кача. Там Федя проходил службу авиамехаником. Маруся устроилась на работу в офицерскую столовую, а Федор Иванович служил на аэродроме. И так им было хорошо и ладно вместе, что много-много лет спустя, на закате своей жизни, любили они вспоминать эти годы в Крыму как самые лучшие. И дети, и внуки слышали часто: Севастополь, Балаклава, Форос, Инкерман… И видели, как молодели лица Федора и Маруси, как освещались улыбкой их глаза.

Через год после переезда в Качу родился у них мальчик Володя. Еще через несколько лет — ​Василек. Но Василек тяжело заболел, и его не смогли спасти. Потом появились на свет две девочки — ​Дина (старшая) и Неля, как день и ночь: Дина голубоглазая со льняными кудрями, а Неля — ​темноволосая и темноглазая. Жить бы Марусе и Феде и горя не знать, да пришла великая беда — ​началась война.

Володе исполнилось тогда уже восемь лет, маленькой Дине три годика, а Неле не было и года. Все мужчины ушли на фронт. В части остались одни женщины с детьми. И стали в часть приходить коллаборационисты и выгонять женщин: «Уходите отсюда, а то мы вас всех перережем». Потом приехали немцы на грузовике, всех женщин с детьми посадили в кузов и куда-то повезли. Надо сказать, что маленькая Дина своими небесно-голубыми глазами и белыми кудряшками очень умиляла немцев, может, потому что походила на немецких девчушек. Через несколько часов у реки Альма грузовик остановился, и немцы почему-то вытолкнули из него Марусю с тремя детьми и какого-то старого мужчину, а остальных женщин повезли дальше. Что с ними случилось, Маруся так и не узнала.

Куда идти бедной Марусе с маленькой Нелей на руках, малышкой Диной и 8-летним Володей? И решила женщина идти в родное село, где остались сестры мужа и его мама. На последние деньги купила Маруся в ближайшем поселке худую лошадку и возок. Положила на возок детей, пожитки, и поехали они в сторону Джанкоя. Володя по дороге подстреливал голубей, их жарили — ​этим и питались.

Вскоре оказалось, что лошадь была больна коростой, а от нее заразились дети. Маленькая Неля все время плакала. Добрались до какой-то железнодорожной станции. Дину немцы стали угощать печеньем и сахаром. А один вдруг направил на малышку пистолет. У Маруси обмерло сердце. Немец громко сказал: «Пиф-паф» и засмеялся.

Ночью Маруся тихо пробралась c детьми в пустой вагон, и им удалось немного проехать в сторону Джанкоя. Но под утро маленькая Неля громко расплакалась, и Марусю с детьми выгнали из поезда. Дальше шла Маруся с маленькими детьми пешком. На ночлег остановились в селе у местных жителей. А ночью услышала Маруся, как сын хозяина спрашивал у отца: «Зарежем их?», и как отец ответил: «Не трогай, пусть идет».

По степи Маруся с детьми пришла в родное село. Пришла, а в селе голод, бедность — ​никому лишние рты не нужны. Накинулись на нее свекровь и золовки: «Где гуляла? Где Федя?» И пришлось Марусе терпеть их упреки.

Спустя время услышала она, как рассказывают люди, что под Николаевом есть большой лагерь для военнопленных, и будто бы там видели Федю и других односельчан. А еще говорили, что будут гнать колонну пленных пешком до вокзала, а потом погрузят в поезд и отправят в Германию. Забилось быстрее сердце Маруси, и сказала она свекрови, что пойдет искать Федю. А та ей в ответ: «Сиди дома! Не нагулялась еще?» Но Маруся ее не слушала, верила, что найдет своего Федю.

Пошла Маруся, а пленных с того места уже увели, и пришлось ей вернуться домой ни с чем. Хорошо, добрые люди сказали, куда увели пленных, что Федю тоже видели там. Пошла Маруся второй раз, а путь неблизкий — ​сто пятьдесят километров в одну сторону. Пришла она на ту дорогу, где должны пленных вести, а вдоль дороги стоят женщины и своих мужей и сыновей по имени выкликают, по полдня выкликают и не уходят. Стала и Маруся громко кричать: «Федя Добродий из Малой Лепетихи! Федя Добродий из Малой Лепетихи!»

И вдруг как кинется к ней худой оборванный солдат с перебинтованной ногой: «Маруся, это — ​я!» Быстро Маруся протянула ему хлеб, а он в рубаху его прячет, да быстрее пытается съесть, пока не отобрали немцы. Другие пленные тоже подбежали к ней, хлеба просят, руки протягивают. Маруся и им в руки кладет: кому яичко, кому кусочек хлеба, а Федя сердится. Руками еду выхватывает и прячет.

Потом уже, спустя много лет, Федор Иванович рассказывал, что в лагере для военнопленных их совсем не кормили. Картофельные очистки считались лучшей едой. И еще часто повторял: «Как хорошо, что Маруся меня нашла. Я не знал, жива ли она с детьми или погибла, где она, что с ней. А когда увидел Марусю, обрадовался, и появилось у меня желание выжить, несмотря ни на что».

А Маруся радостная вернулась домой. Рассказала родным, что Федя жив. Как все обрадовались, и потекла молитва к Богу, чтобы Федя вернулся домой живым. А надо сказать, что во время войны женщины и дети много молились. И маленькая Дина, и Неля, еще не умевшая говорить, вставали на коленочки, и Дина говорила: «Дай, Бозе, чтобы папка домой присел».

И решил Федя во что бы ни стало бежать из плена. Вскоре пленных пригнали на железнодорожную станцию и начали загонять в вагоны. Сговорился Федя с одним товарищем оторвать в полу вагона доски и через это отверстие убежать. Другие пленные их отговаривали: «Ничего у вас не выйдет! Поймают! Расстреляют!»

Но Федя твердо решил бежать, пока их не увезли далеко от дома. Начали расшатывать доску. Когда заглядывали часовые, доску прикрывали или кто-то из пленных ложился на пол. Когда же все было готово, поздно ночью, на одной из станций, как только поезд тронулся, Федя и его друг выпрыгнули и легли на рельсы, пока не проехал над ними весь состав. Было очень страшно. Потом раненого Федю спрятали у себя добрые люди: кормили, ухаживали за ним, дали ему одежду. Когда Федя поправился, он вернулся на фронт. Закончил войну в Болгарии.

И возвратился Федор Иванович домой. В большом бараке, где жила после войны Маруся с детьми, Федя был единственным мужчиной, пришедшим с фронта. После войны, через два года, в очень голодное и трудное время родилась моя бабушка, которой в этом году исполнится 73 года.

Много горестей было потом у Феди и Маруси: и голод, и нужда, и тяжелый труд в колхозе, и лихорадка, которая чуть не погубила мужчину… Но все Маруся и Федя преодолели, и вырастили они четверых детей и одиннадцать внуков. И всегда оставались добрыми и приветливыми, и жили они со всеми людьми в ладу.

Я уверен, что глубина души русского человека и ее способность к подвигу заключаются в его правде жизни, в простоте его любви, в том, как он отдает себя любимым, семье, Родине. «Где просто, там ангелов со сто, а где мудрено — ​там ни одного», — ​так говорил старец Амвросий. Таков и есть русский человек.

Я, Георгий Иванов, — ​правнук Федора и Маруси. Мама часто пересказывать мне историю нашего рода, говоря о том, что самое важное для человека — ​знать свои корни, знать, что пережили его прадеды, знать, как воевали они против нацизма и победили, как они выжили в тяжелое послевоенное время. Если мы, потомки, не сохраним память об этом, как тогда мы сможем защитить честь и достоинство своего народа, своего рода, своей семьи сейчас, когда лживо переписывается наша история, чтобы украсть право на моральный авторитет у народа-победителя нацизма во Второй мировой войне?

Давайте же будем достойны великого подвига и таланта советского народа и сохраним память о победе наших прадедов, передавая ее от сердца к сердцу.

Георгий ИВАНОВ, ученик 8-го класса гимназии имени Ильи Сельвинского, воспитанник Литературной студии имени писателя Б. Балтера.

 

Самый страшный день

Рассказ написан по воспоминаниям и документам семьи Разиных

Дом, в котором я жил с рождения, находился под Пензой, в небольшой деревушке Пеньки, и стоял как бы отдельно, на самом ее краю. Деревенские дорожки переплетались между собой, образуя паутину. Попасть домой было своеобразным испытанием, особенно в сезон дождей. Но меня это даже забавляло, стало игрой: я ловко перепрыгивал через лужи, искал лазейки, чтобы ботинки оставались чистыми. Бывало, приду домой, а мама, глядя на них, с подозрением спрашивает, точно ли я был в школе.

Жили мы по тем временам, как мне казалось, хорошо. Мать и отец трудились в колхозе. Дом был деревянный, с резными окнами, и, хотя небольшой,  но уже с порога в нем ощущался уют. В том заслуга была, конечно же, матери, которая любила чистоту и следила за порядком.

В семье нас было пятеро. Отец, мать, брат Василий, я и младшая сестра Таня. Хотя брат был старше меня на целых два года, ходили мы в один класс. Учеников в школе было немного, учительница одна, поэтому учились все вместе, но по разной программе.

Лето 41-го я помню как сейчас. Стояла дивная погода. Солнышко разбудило меня тогда, когда петухи уже замолкли и степенно похаживали по двору. Сестренка еще крепко спала, укрывшись почти полностью одеялом. Рядом с ней лежала любимая куколка, которая, казалось, спала таким же сладким сном, как и ее хозяйка. Белокурые волосики спрятали глазки маленькой Тани. Я осторожно, чтобы не разбудить, поправил ее кудряшки. Комната еще не вся была озарена светом, так что в углу, где кровать брата, стоял полумрак. Но я сразу заметил, что Василия уже нет. Как можно тише попытался открыть дверь, но неприятный скрип, который она издавала, тут же выдал меня, поэтому я поспешил на поиски брата, чтобы любопытная Таня, проснувшись, не успела увязаться за мной. Мама уже готовила завтрак.

— Еще рано, сынок. Чего не спишь? — ​с улыбкой спросила она.

— Выспался. Мам, а ты не видела, куда Васька подевался?

— Видела, они с отцом пошли на рыбалку.

— А меня не взяли!

— Хотели, но ты так крепко спал, что и свора собак не смогла бы разбудить. Ступай, поспи еще.

Но спать мне уже не хотелось. Я вышел во двор. Мой любимый пес Трезорка тоже бодрствовал. Увидав меня, он высунул язык и стал вилять хвостом что есть мочи, как бы приветствуя и показывая, что соскучился.

Калитка скрипнула, и послышался веселый голос брата:

— Мишка, чего не спишь, всю шутку мне испортил! Вот, хотел тебе лягушку в постель подложить, зря что ли ловил?

Я бросился навстречу отцу и Василию, чтобы посмотреть улов. Отец был невысокого роста, однако очень крепкий, что придавало его облику немного грозный вид. Но стоило лишь посмотреть на добродушное лицо, чтобы понять, какой человек перед вами. Брат же, напротив, худощавый и высокий, но улыбчивый и веселый, как отец. Такие родные оба! Смотришь — ​душа замирает от теплоты и благодарности за радость и заботу, которыми наполняли они дом.

Улов был неплох: две большие рыбины и три поменьше виднелис в ведре.

— Ух ты! Вот это да! Когда успели? — ​обрадовался я.

А уж как довольны были наши добытчики! Уха-то славной получится!

Вместе пошли завтракать. Таня с мамой уже ждали нас. А за столом — ​веселые рыбацкие истории. И не беда, что какие-то подробности слышали уже не в первый раз! Мы были так счастливы!

Отец собирался в колхоз: летом в деревне выходных не бывает. Мама тоже. Ваське наказ: кое-что во дворе починить, подправить. А нам с сестрой — ​на огород, это наша забота.

День обещал быть солнечным, добрым. А оказался самым страшным в нашей жизни. У правления колхоза собрались односельчане. Женщины плакали, мужчины обсуждали события: началась война.

Отец, Разин Федор Иванович, 5 августа 1941 года ушел на фронт. Участвовал в боях под Москвой. Из-за тяжелого обморожения больше двух месяцев пролежал в госпитале. Потом попал в маршевую роту, действовавшую на Смоленском, а затем на Харьковском направлении. После ранения в июле 1942 года был зачислен в 7-ю механизированную бригаду, в отдельный минометный батальон. 19 ноября 1942 года бригада была переброшена под Сталинград. Отец командовал минометным расчетом. По его воспоминаниям, их перебросили туда, чтобы не дать выйти из окружения группировке Паулюса. Немцы не ожидали, что русские смогут не только выстоять, но и организовать контрнаступление. И в нем участвовал отец. В своих воспоминаниях он краток. Но нетрудно представить, что пережил боец во время массированных атак и ожесточенных сражений, командуя минометным расчетом. За участие в этих боях он был награжден медалью «За боевые заслуги».

В механизированной бригаде воевал два года, то есть с июля 1942 по июль 1944 года. Бригада входила в 3-й механизированный корпус. Освобождал Ростовскую область. В районе Кривого Рога минометная батарея уничтожила артиллерийскую точку врага, за что отец был представлен к ордену Славы 3-й степени (орденская книжка № 525349). Его военная часть действовала на разных фронтах. В 1943 году воевал на Украине, в Прибалтике, Белоруссии.

В июле 1944 года, в боях за освобождение Белоруссии, был ранен и госпитализирован, потом направлен в запасной учебный 5-й полк в Горьковскую область. Войну закончил в городе Бресте. Награжден медалями «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией» и другими.

Виктория БАБИЧ, ученица 10-Б класса евпаторийской средней школы № 11.

Подготовила к публикации Юлия БУРЦЕВА.
Фото предоставлены родственниками Федора и Марии Добродий, Викторией Бабич.

Опубликовано в газете «Евпаторийская здравница» 18(19415) от 08.05.2020 г.






Актуальные новости


График плановых отключений на август 2022 г

Уважаемые жители городского округа Евпатория! ГУП РК «Крымэнерго» сообщает о том, что в связи с плановым ремонтом...

Батарейка, сдавайся!

Вы знаете, почему важно правильно утилизировать отработанные элементы питания? «ЕЗ» расскажет не только об этом.

«Евпаторийка» с доставкой на дом

Еженедельно корреспонденты «Евпаторийской здравницы» освещают наиболее значимые события городской жизни. Актуальные интервью,...

Реклама в «Евпаторийке» точно работает

Будет ли местная газета выгодной площадкой для размещения рекламы, имиджевых статей, поздравлений, зависит только от того, умеет ли редакция...

Телефоны горячих линий Правительства Республики Крым по вопросам распространения, лечения и профилактики коронавирусной инфекции






Рубрики новостей