Евпаторийская здравница :: Новости » Мы помним » Наша дружба не знала выходных

Евпаторийская здравница :: Новости » Мы помним » Наша дружба не знала выходных

http://e-zdravnitsa.ru/index.php?area=1&p=news&newsid=20267


Наша дружба не знала выходных

Эти светлые воспоминания я посвящаю евпаторийской красавице, талантливой артистке, моей незабвенной подруге Людмиле Кузнецовой-Хазовой и ее верному спутнику жизни уважаемому ветерану российского цирка Валерию Дмитриевичу Хазову.


Школьные годы чудесные…

В один из погожих майских дней 1959 года в уютном дворике Евпаторийской семилетней школы №6 (ныне здесь, на улице Просмушкиных, размещается Евпаторийский институт социальных наук) первоклассников торжественно принимали в октябрята. У меня сохранилась фотография нашего 1-А класса шестидесятилетней давности: горячо любимая всеми первая учительница Ольга Израилевна в окружении тщательно причесанных девочек, аккуратно подстриженных мальчиков. Весенние букеты благоухают запахом сирени. Красные октябрятские звездочки ярко пылают на парадной форме. Это уже вполне сформированный коллектив – ведь до конца первого учебного года остается меньше месяца!

За этот год я и подружилась с Людой Кузнецовой. На фотокарточке мы не рядом: Люда во втором ряду третья слева, а я в третьем ряду справа от учительницы. Помню, мы с подружкой часто досадовали из- за того, что во время учебы порой приходилось разлучаться. То при играх попадали в разные команды, то на разных олимпиадах защищали честь школы. Нас и за одну парту ни разу не сажали. Может потому, что обе хорошо учились, служили примером, так сказать. А к примерной ученице было принято подсаживать недисциплинированного ученика, чтобы она его «подтягивала».

Так вот, за Людой тянулись и «ботаники», и озорники. И с девочками она всегда ладила, вызывая восхищение, а не зависть, свойственную менее ярким лидерам. Диктанты Людмила писала всегда на пять, в баскетбол играла отлично, в самодеятельности участвовала безотказно. А уж как одевалась! Короче, уже в подростковом возрасте моя лучшая подруга останавливала на себе красноречивые взгляды ценителей женской красоты. Однако благодаря строгому воспитанию со сторон отца и мудрому примеру со стороны обожавшей ее матери, Люда сохраняла свойственную юности чистоту помыслов, верность дружбе, порядочность. Сколько сокровенных тайн мы доверили друг другу в школьные годы, сколько увлекательных путешествий совершили, сколько фантазий и проказ воплотили в жизнь вместе с одноклассниками. Трудно поверить, но ни разу не было между нами даже мелкой ссоры. Люда всегда первой прощала обиды.

Мы продолжали тесно дружить и после восьмого класса, когда разошлись по разным школам. Общим для нас с Людой увлечением стали занятия в городском вокальном кружке под руководством Маргариты Николаевой. Созданный ею октет был популярен не только в Евпатории, нас несколько раз приглашали и на Крымское телевидение. Пели мы на четыре голоса! Людмила на сцене чувствовала себя как рыба в воде, свою партию ансамбле исполняла без ошибок, при этом она прекрасно двигалась, вызывая горячие симпатии зрителей.

Однако, несмотря на явный артистический талант, Люда после окончания средней школы № 3 выбрала будущее по примеру семейной династии отца - врачей Лагно. Поступив в Евпаторийское медицинское училище, с увлечением постигала азы профессии медсестры. Теория и практика были одинаково интересны способной студентке. И она искренне радовалась, когда по распределению приступила к работе в санатории им. Розы Люксембург. Сразу же начала готовиться к поступлению в мединститут. Кто знает, кем видела она себя в будущем: практикующим хирургом, профессором на кафедре мед университета, руководителем клиники…


Берег ласковый, берег любви

«Но вот в Евпаторию приехал на гастроли цирк шапито…» - это уже строки из моей статьи «Встреча с амазонкой», опубликованной в «Евпаторийской здравнице» 16 августа 1983 года. Не трудно догадаться, что посвящен был сей труд истории любви моей задушевной подруги и… артиста цирка.

А началась эта романтическая история летом 1980 года. К тому времени акробат-эквилибрист Валерий Хазов уже не был новичком на арене – за пять лет после окончания циркового училища побывал на гастролях в разных уголках Союза. Но Евпатория сразу приманила молодого человека каким-то особым романтическим флером. Он как бы почувствовал, что именно на таком ласковом морском берегу Грэй нашел свою Ассоль. И дальше все случилось, как в его грезах.

Вечернее представление шло с аншлагом, эквилибр на катушках требовал от акробатов сосредоточенного внимания, четкости движений, а тут еще не спадающая жара… Но яркое лицо Людмилы высветилось Валерию среди множества восхищенных зрительских лиц, и ни отблески софитов, ни движение на арене не помешали ему уловить ее заинтересованный взгляд . После представления он подошел к прекрасной незнакомке и полушутя предложил ей… стать артисткой. И, как неизбежность при этом, - стать женой циркового артиста. …Их желанные встречи проходили на всем протяжении тех летних гастролей в Крыму. Букетно-конфетный период в знойном южном городке завершился счастливым решением: связать свои судьбы навсегда.


Танец прекрасной амазонки

С радостью Людмила поехала за мужем в Москву, за короткий срок прошла во Всесоюзной студии нелегкую цирковую школу. В те годы я как раз училась в МГУ, наша тесная связь с Людой и Валерой Хазовыми не прерывалась. Свое свободное время я частенько проводила на репетициях друзей-артистов в студии и цирке, и видела, с какой настойчивостью и целеустремленностью моя подруга развивает свой прирожденный артистический талант. Только на год она сделала перерыв в занятиях – в связи с рождением дочери. А затем опять – гимнастический класс, балетный станок. И, наконец, трудный и совершенно незнакомый жанр – классическая выездка лошадей. Как рискованно и в то же время заманчиво было вновь испытать свои возможности! Людмила без долгих колебаний приступила к новым тренировкам в самом жестком режиме. Опозданий тренер не признавал, выходных – тоже. Но к этому было не привыкать, многие волевые черты характера она воспитала в себе еще в юности, в Евпатории. Самое главное – наступила пора творчества.

В моей памяти навсегда запечатлелся цирковой номер «Приглашение к танцу», в котором Людмила Хазова показала себя как поистине блистательная артистка. Вот фрагмент моих записей о ее сольном выступлении. … На арене появляется изящная, ослепительно красивая всадница в «амазонке» на грациозном коне. Каскад пластичных движений, которые сродни танцу, балету, выполняет длинногривый артист. При этом скульптурность изысканных поз наездницы в сочетании с прекрасной музыкой подчеркивает чистоту и красоту исполнения элементов выездки, демонстрирует послушность и выучку четвероногого партнера.


Династия Хазовых

Благодаря дружбе с Людой и Валерой, одаренными артистами и незаурядными личностями, я и сама неразрывно приобщилась к цирковому искусству, стала его горячей и преданной поклонницей. Будучи журналистом, накопила уникальный материал о работе Советского цирка в 1970 – 2000 годах. Своими наблюдениями и яркими личными впечатлениями от встреч с мастерами жанров клоунады, иллюзии, дрессировки животных, воздушной гимнастики, эквилибристики всегда делилась с читателями, написала множество рецензий на программы гастрольных туров российских и украинских шапито. Все это было бы невозможным без общения с асами своего дела – Людмилой и Валерием Хазовыми.

Об уровне их мастерства свидетельствуют целые абзацы, отведенные семейной династии Хазовых, в «Энциклопедии циркового и эстрадного искусства», маленькой энциклопедии «Цирк» и сборнике «Цирковое искусство России». В обновленных изданиях сообщается об этой большой семье цирковых артистов следующее. Антонина Дмитриевна Хазова, заслуженная артистка РСФСР, руководитель группового номера «Воздушные гимнастки». Основу номера составляло синхронное исполнение сложнейших гимнастических трюков на четверной трапеции на большой высоте, без сетки и лонжи. Брат Антонины – Валерий Дмитриевич Хазов. Окончил ГУЦЭИ в 1965 году. Участник художественной акробатической группы, номеров «Эквилибр на катушках», «Эквилибристы на мачте», «Эквилибр с першами», дипломант и лауреат Всесоюзных, международных конкурсов артистов цирка. В зрелые годы – инспектор манежа, режиссер и участник номера «Иллюзионный аттракцион». Жена Валерия – Людмила Даниловна Хазова. С 1973 года выступала в номере «Приглашение к танцу». С 1976 года руководителем номера и партнершой Людмилы была дочь Антонины Хазовой - Марина Юрьевна Штанге, цирковая наездница. В 1980 году Людмила Хазова подготовила собственный номер «Высшая школа верховой езды», в который включены элементы апортировки. Номер получил высокую оценку отечественных и зарубежных специалистов, его восторженно принимали зрители Монголии, Китая и других стран. В постперестроечные годы Людмила и Валерий Хазовы вместе с дочерью Татьяной Хазовой выступали в иллюзионном аттракционе «Забавные кошки» с участием дрессированных животных.

За этими скупыми фактами – целые десятилетия буквально изнурительного труда, длительные гастроли в провинциальных цирках, переезды на колесах - с животными, реквизитом и минимальным домашним скарбом, неустроенный быт, частая разлука с маленькой дочерью и пожилыми родителями… Но была в этих многолетних скитаниях и другая сторона – праздничная, красочная, ярмарочная. Как в калейдоскопе мелькали в жизни Хазовых города и страны, артисты неизменно оказывались в эпицентре интереснейших событий, становились участниками фестивалей, конкурсов, встречались с творческой интеллигенцией всех сфер искусства. Но главное – они всегда были востребованы на арене цирка, где их встречали и провожали аплодисментами!


За кулисами праздника

- То, что я работаю в цирке, - как-то объясняла мне признанная артистка Людмила Хазова, - это, на мой взгляд, случайность. – Просто я не могла оставаться медсестрой, будучи женой артиста. Чтобы быть рядом, надо было заниматься одним делом. И все же я скучаю по медицине. Когда болел мой конь Фарик, я его лечила, даже уколы делала.

Может, и впрямь скучала она по медицине. Но уколы делала прежде всего не из любви к искусству врачевания, а из желания поставить ноги преданного партнера. Точно так же Людмила всегда хлопотала вокруг всех своих питомцев – лошадей, собачек, кошечек, даже голубей. А уж как в течение всей совместной жизни следила за здоровьем мужа! Когда из-за гипертонии Валерию пришлось уйти из силовой эквилибристики, жена обеспечила ему консультации в лучших медицинских клиниках, буквально по часам следила за приемом лекарств. Ответственно относилась и к своему здоровью. Однако в цирке неизбежны травмы. Однажды молодая лошадь занервничала на репетиции и неожиданно хватанула дрессировщицу за ногу, вырвала часть икроножной мышцы. Три раза Люда неудачно падала на полном скаку. Годы, проведенные в седле, серьезно отразились на состоянии органов опорно-двигательного аппарата и нервной системы. Получив инвалидность, оставалось лишь оформить раннюю цирковую пенсию. Но сильная духом женщина просто не позволила себе и мужу впасть в депрессию. Поразмыслив, Хазовы решили сменить жанр. Сами написали сценарий иллюзионного аттракциона, сами его отрежиссировали. Партнерами в новом номере снова выбрали животных, главными исполнительницами трюков стали кошки. На дрессировку дюжины маленьких озорных красавиц Людмила потратила немало времени и сил, и все же научила их фокусам, многие из которых придумала сама. Кошки стали соучастницами волшебных превращений, к примеру, исчезали на арене прямо на глазах зрителей.

- Я старалась для своей дочки Татьяны и внука Ильи, - делилась Люда своими помыслами в один из приездов на отдых в Евпаторию. – Надеялась, что они продолжат династию Хазовых, которую мы представляем. Но молодежь порой выбирает свой, отдельный от родителей путь. Радостно, что внук тоже сделал успешные шаги в цирке, но случилось это очень далеко, в американском Лас-Вегасе. А там семейные династии российского цирка не на слуху.

Как бы то ни было, но «Озорные кошки» еще на несколько счастливых лет продлили цирковую карьеру Хазовых. Ведь успех, признание коллег и зрителей – это эликсир жизни для артистов.


Волшебство доброты

Хазовы выпестовали свой успех, изо дня в день педантично и планомерно доказывая свою преданность профессии все тем же изнурительным трудом. Что ими двигало – неуемная энергия, природное творческое начало, желание самовыражения, кураж, стремление к совершенству, жажда признания? А может просто гордыня, осознание собственного якобы превосходства перед «серой массой»? Об этом мы с подругой заводили разговор не раз, во время встреч в родной Евпатории, когда на традиционные посиделки в больших общих дворах собирались старые и новые друзья. Долго вести беседу на серьезную аналитическую тему не получалось. Предпочитали обсуждать местные новости, вспоминать былые приключения, рассказывать о любимых животных, радовать друг друга своими талантами. Люда всегда пела, танцевала, демонстрировала новые наряды, оставаясь для всех подруг признанной законодательницей моды. И какое там превосходство? Помню, собираясь веселой компанией на набережной Терешковой, мы частенько подтрунивали над нашей артисткой: «Смотрите, Люда готовится дворником работать!». А она невозмутимо запасалась объемным пакетом и шла в своем шикарном наряде, сверкая драгоценными украшениями, вдоль ступеней на спуске к воде. По пути собирала скопившийся мусор: обертки от мороженого, пачки от сигарет, пустые пивные бутылки… Всегда находились желающие ей помогать, но многие недоумевали: «Какой в этом смысл?». - «Это мой город, - отвечала моя подруга. – И я люблю его чистым!».

Людмила умела наводить свой порядок повсюду, где доводилось обосноваться хоть ненадолго. В интерьере ее жилища (будь то в новостройке Москвы, в старом бараке Подмосковья или во времянке в евпаторийском закоулке) всегда находилось место интересным диковинкам, живописным портретам. В Евпатории, сколько я помню, в доме артистки полноправными хозяйками были всегда почитаемые кошки. С ними часами возилась дворовая детвора. Моя дочь, а затем и маленькие внуки искренне верили, что Люда и Валера сказочные волшебники, с удовольствием дети участвовали в аттракционах с животными, очень любили оставаться у Хазовых с ночевкой. Короче, отношения между нашими семьями были не иначе как родственными, со всеми вытекающими последствиями – радости и печали с годами стали общими.

Уютно было в этом доме с пристройками и времянками,с многочисленными постояльцами и отдыхающими. Я сознательно не называю имен конкретных людей – бывших одноклассников, соседей, друзей юности и цирковых коллег, простых евпаторийцев и именитых гостей из столицы – тех, кого здесь всегда принимали с распростертыми объятиями, напевая при этом: «Для друзей нет выходных!». Их не перечесть.

Когда пришла пора окончательно расстаться с ареной, солидная семейная пара вместе со своими пушистыми любимицами прочно обосновалась здесь – на ласковом берегу, где начиналась их непоказная любовь. На зиму супруги уезжали в Москву, оставляя кошек на курорте - на попечении соседей, а по весне возвращались.


«…Лишь рядом быть перестают»

Все бы хорошо, но с возрастом чаще стали напоминать о себе старые травмы и хронические заболевания. Когда весною 2016 года на Пролетарской у Хазовых по традиции собралась знакомая публика, все с горечью обнаружили, что хозяева заметно «сдали». У Валеры прогрессировал Паркинсон, Люду донимало головокружение. Все лето они мужественно сообща боролись с недугами, принимали оздоровительные процедуры, надеялись, что осенью полегчает и можно будет продолжить лечение в столице. Но в середине октября Валера неожиданно попал в больницу с перитонитом. После операции он впал в кому и 29 октября скончался. Люда была в таком потрясении, что даже начала заговариваться. На похоронах, которые состоялись 1 ноября, присутствовал старинный друг Хазовых известный российский артист и кинорежиссер Сергей Сергеевич Гурзо. Будучи коренным москвичем, он на тот момент находился в Евпатории по рекомендации родственников, с целью поправить здоровье после двух инфарктов. У него с Людой состоялся тягостный разговор, в котором она обмолвилась о том, что муж якобы призывает ее себе. На следующий день, 2 ноября, Сергея Гурзо не стало,у него остановилось сердце. И это был день его рождения. «Плохая примета, когда друзья друг за другом уходят, - шептались тетушки на похоронах киноартиста, - знать, на подходе третий!» Похоронили Сергея Гурзо неподалеку от Валерия. А что же Людмила? Она бодрилась, как могла, хлопотала на поминках. Исправно принимала успокоительные лекарства. Деликатно отказывала друзьям в сопровождении и наблюдении. Дочери отсоветовала прилетать к ней из Соединенных Штатов – дорога, дескать, дальняя, а отца ведь уже не вернешь. Как выяснилось позже, Люда после похорон мужа дважды упала, усугубив давнюю черепно-мозговую травму. Вечером 8 ноября она перестала отвечать на телефонные звонки. Видимо, оступилась, упала. А утром 9 ноября ее бездыханное тело обнаружили на пороге кухни в доме, где она появилась на свет 65 лет назад.

Три смерти в течение десяти дней. Три могилы на евпаторийском кладбище в двух соседних рядах. Муж и жена упокоились на расстоянии нескольких метров друг от друга. Дочь едва успела на похороны матери. Так распорядилась судьба.

Три года уже прошло. Но невозможно свыкнуться с потерей друзей.

«Любимые не умирают, лишь рядом быть перестают…».

Нина ЩЕРБАКОВА.

Фото из личного архива автора.

Опубликовано в газете «Евпаторийская здравница» 43(19390) от 08.11.2019 г.