Евпаторийская здравница :: Новости » Люди твои, Евпатория » Николай СТОЛИЦЫН: «Главное не я, но мои Человеки»
RSS-лента Евпаторийская здравница
  Главная  •    Новости  •    Важно  •    Реклама  •    Редакция  •    Архив номеров  •    Спецвыпуски
Евпаторийская здравница ВКонтактеЕвпаторийская здравница FacebookЕвпаторийская здравница в Одноклассниках
 

Николай СТОЛИЦЫН: «Главное не я, но мои Человеки»

В июне этого года в нашей газете появилась рубрика «Люди, человеки. Добрые несказки». О ком она? О тех, кто ездит с нами каждый день в одной маршрутке или живет в соседнем подъезде. О людях. Но это не привычные интервью или очерки. Эти лирические зарисовки не сопровождаются фотографиями героев, в них нет фамилий и статусов, но есть — ​главное. Человек.

Мы получили немало писем, в которых читатели делятся своими впечатлениями, задают вопросы, узнают героев и даже предлагают себя в качестве следующих персонажей «несказок». О жизни рубрики мы побеседовали с ее автором, членом Союзов писателей Крыма и ЛНР, Южнорусского союза писателей Николаем Столицыным.

— Николай Геннадьевич, когда редакция нашей газеты обратилась к вам с предложением создать уникальную рубрику, вы сразу решили, что будете писать именно о людях. Почему?

— А что сегодня наименее ценно в современном мире? Человек. Люди, народ — ​да, но вот человек, отдельно взятый — ​живет в одиночестве и умирает в одиночестве. А меня интересует личность. Человек прожил, скажем, сорок-пятьдесят лет на земле. Если он не глупый, интересующийся, развивающийся, вы представляете, сколько в нем интересного, сколько подробностей? Люди и люди. Их много. А человек, если он Человек, это да. Это мое.

— То есть эта рубрика о человеке как о личности? О Человеке?

— Да. Прежде всего — ​личность. Первая зарисовка из этого цикла была о выдуманном герое («Поднять паруса!». — ​Ред.), и это было ненастоящее. А потом я устроился чернорабочим на стройку и вдруг увидел человека перед собой — ​интересного. Это был самый обыкновенный строитель. Но он с такой неподдельной любовью смотрел на строящееся здание! Человек, который только что клал кирпичи, залихватски поливая матершиной все и вся — ​качество цемента, недобросовестных партнеров — ​с такой любовью смотрит на дом, еще не состоявшийся. Для меня. Для него он уже состоялся. Он видел дом уже готовым, уже теплым, уже населенным людьми. И в этот момент он был настолько мне интересен, настолько потряс меня — ​я не мог не написать об этом («Дом будет» — ​Ред.). И я понял: не надо фальшивить, выдумывать. Можно извлекать — ​из обыкновенного человека, близкого и интересного мне. И только тогда состоялась рубрика.

— И вы пишете исключительно о тех, с кем лично знакомы?

— Исключительно. Причем это не абсолютно биографические вещицы. Естественно, я фантазирую, кое-что додумываю, но отталкиваюсь я от реальных людей. Под каждой вспышкой я могу дать биографическую справку и объяснить, почему написал именно так. Но я не пытаюсь замкнуться на этих людях, чтобы это было интересно только им или тем, кто их знает. Я хочу рассказать другим — ​о них, поделиться. Вот этой человечностью, которую я обнаружил в своих героях, теплотой. Простыми человеческими чувствами — ​любовью к Крыму Юрия Юрьевича (экскурсовод, герой зарисовки «Крым — ​это…». — ​Ред.) или любовью к людям фельдшера «скорой помощи» Вадима, который, кстати, и меня спасал («Быстрее!». — ​Ред.). Поделиться. Утешить. А что такое искусство как не утешение? Ведь человеку бывает невообразимо одиноко, даже когда, вроде бы, и есть рядом кто-то…

— А благодаря вашим текстам, пусть и небольшим, на душе становится теплее.

— …Уже не так одиноко, по крайней мере. Есть движение, в конце концов. Я хочу завести Крым, который мне подчас кажется болотом, обездвиженным существом. И Крымов столько — ​сколько персонажей в рубрике, уже написанных, то есть живущих отдельно от меня, от моего воображения. Почему нужно все унифицировать? Почему должна быть, скажем, Евпатория одна? У каждого она — ​своя. И это — ​прекрасно. Неужели они не договорятся? Если каждая из этих «Евпаторий» — ​открыта для других, влюблена в жизнь, в солнце, в небо, в море, по-настоящему, по-детски. Я, может быть, и обращаюсь к ребенку в человеке… Я был влюблен в Крым, когда впервые появился здесь, в далеком 79-м. То есть эти вспышки, эти зарисовки — ​это и бесконечное возвращение в детство, в то счастливое время, когда я просто был переполнен небом, морем. Это же нельзя описать словами. И это есть в текстах. То, что остается за многоточием, — ​то главное, огромное, синее, большое, которое хочется обнять, куда хочется нырнуть, совершенно не отдавая себе отчета: зачем, для чего. И это гораздо больше, чем сегодняшние мои проблемы: бесконечная инерция, безденежье, растущие тарифы.

— Вы называете эти произведения вспышками. В чем особенность этого жанра?

— Можно называть их небольшими рассказами, стихотворениями в прозе, зарисовками… Но все-таки это вспышки. Сиюминутные. Как озарение, как сон. Я выступаю в данном случае не столько как писатель, литератор — ​как визионер, скорее. Кроме того, можем сказать, что эти тексты рваные, у них композиция не выстроена, все расшатано, но в них есть главное: в них есть моя заинтересованность в каждом из тех, о ком я пишу, моя любовь к ним. А все остальное не имеет значения. Есть рывок, есть движение, вспышки исполнены — ​движения.

Комментарий одного из героев

Если вас узнали…

«После выхода зарисовки обо мне («Красота». — ​Ред.) я прихожу на бульвар, подбегает ко мне мой сосед-коллега и говорит: «Анатолий, ты сейчас обалдеешь, — ​достает газету и показывает публикацию. — ​Ты представляешь, какое мистическое совпадение: и имя твое, и внешность!». К нему присоединились и другие коллеги. Я сделал вид, что это не обо мне. И только одна моя коллега (женщины всегда интуитивнее мужчин) так лукаво улыбалась: она и не сомневалась, что списано с меня. Образ получился узнаваемым.

Причем интересно, что ситуация, которая описана в этой вспышке, действительно была в моей практике. Интересно было и посмотреть на себя со стороны: это не совсем совпадает с моим представлением о себе».

Анатолий, художник.

— Кстати, о рваности. Вы используете умолчание как стилистический прием. Не все читатели, как оказалось, понимают ваши тексты именно из-за оборванных предложений. Что за ними?

— Как профессиональный литературовед напомню, что рваные тексты — ​это Хемингуэй и его рассказы, это вся проза из 20-х годов прошлого столетия, в том числе и революционная проза, это проза не столько истерики, сколько проза эмоций, проза о любви. А любовь — ​это всегда очень большое. Это когда не хватает слов, когда задыхаешься от эмоций. Влюбленный человек — ​это тахикардия и аритмия. Его разносит изнутри — ​к чертовой матери. У него сердце работает с перебоями, когда он настолько увлечен чем-то: революцией, работой, ненавистью, женщиной…Это все проявление любви. И в моих текстах это есть. Но опять же, там есть предложения, построенные по классическому стандарту. Чаще всего стандартный синтаксис завершает эти рассказики. Кроме того, вспышки — ​это еще и напоминание о том, что, простите, господа, мы все из самой читающей в мире страны. Когда читали не желтые газеты и не утыкались в свои гаджеты, а читали и спорили о Достоевском. Прямо в метро. Взахлеб. Пусть даже путаясь в терминах и собственных чувствах. Поэтому даже непонимание — ​это уже эмоция, небезразличие. И это хорошо.

— В каждой вспышке — ​две части, различных по настроению и подаче…

— Да, там две линии. Линия разочарованного во всем литератора (короткие вступления к текстам. — ​Ред.) и линия людей, которые очарованы жизнью, по-настоящему. Только очарованный жизнью человек может спешить на помощь другому, совершенно не думая о зарплате. Встреча с таким персонажем оживляет самое лучшее. Во мне. Я, соприкасаясь с этими людьми, не только делюсь с ними, наполняю их жизнью, но потом и они со мной делятся. И получается, что происходящее во мне совмещение живого человека (от которого я оттолкнулся, сочиняя) с выдуманным мною, даже скорее продолженным мною, — ​это всегда обновление, выброс энергии — ​теплоты и человечности. Пока будет продолжаться этот процесс, будет продолжаться рубрика. И помните, главное в рубрике не я, но мои Человеки.

Из письма-отзыва в редакцию

Увидеть себя — ​иного

«Почему я хочу попасть в рубрику? Хочется попасть в этот мир, мир столицынской Евпатории. Мир, в котором люди кажутся, может быть, чуть лучше, чуть светлее, чуть интереснее, чем в обычной жизни. Да и что такое эта обычная повседневная жизнь?! Литература облагораживает нас. Мы хотим быть Героями литературных произведений, а не скучными обывателями или законопослушными гражданами! Я хочу увидеть себя — ​другого. Себя — ​настоящего. Такого, каким хочу и могу (но – одновременно — ​все почему-то никак не могу) быть. Хочу увидеть себя — ​иного. «Кривых зеркал» и так слишком много в эпоху ютюбовского стеба или интернет-троллинга…».

Александр, кинорежиссер.

Заметки автора

***

Неужели настоящие, не выдуманные люди — ​менее интересны? Неужели в их маленьких и невыдуманных жизнях не происходит нечто, большее и самой литературы?

Это — ​если разглядывать их, не выходя из редакции, а если — ​вблизи, если выделить именно Андрюху из безликой «человеческой массы»?

И Андрюха окажется интересным…

Разве нет?!

***

Почему я должен сопереживать штампованным ГГ, пришедшим ко мне из московских издательств, с экранов московских ТВ?

Я хочу — ​своего, пускай и маленького, но узнаваемого ГГ. Своего!!

Пускай и этот ГГ — ​узнает меня и заговорит — ​обо мне. И со мною.

Без московского апломба, и не посредством г-на Издателя, думающего исключительно о рентабельности проекта…

Со мною — ​и обо мне.

***

Одиночество — ​в бесконечном мельтешении трендов…

Сегодня — ​одно. Завтра — ​другое.

Господи…

Остановиться, остановить…

Вычленить из речевого потока — ​простой человеческий голос…

Ненадолго.

На жалкие четыреста слов.

На треть полосы.

Простой — ​человеческий — ​голос.

Вне трендов и моды, и раскрученного литературного монстра, вне, наконец, бесконечных критических, трактующих подголосков.

Единственный…

И неповторимый.

 

Беседовала Амина БИКМАЕВА.

Иллюстрация Анатолия ПРИЛЕПСКОГО.

Опубликовано в газете «Евпаторийская здравница» №39(19336) от 12.10.2018 г.




 


 



Актуальные новости


График плановых отключений на апрель 2019 г.

Уважаемые жители городского округа Евпатория! ГУП РК «Крымэнерго» сообщает о том, что в связи с плановым ремонтом...

В Крыму объявлены четыре дополнительных выходных дня

Глава Крыма Сергей Аксенов подписал указ, которым объявил выходные дни в регионе в связи с религиозными праздниками. Документ опубликован на...

График плановых отключений на март 2019 г. (обновлено 12.03.2019)

Уважаемые жители городского округа Евпатория! ГУП РК «Крымэнерго» сообщает о том, что в связи с плановым ремонтом...

К НАШИМ ЧИТАТЕЛЯМ!

Редакция «ЕЗ» продолжает получать сообщения и звонки от евпаторийцев, которым отдельные особо предприимчивые «граждане»...

График движения низкопольных автобусов

Компания «ЕвпаТранс» информирует о графике движения низкопольных автобусов, адаптированных для маломобильных групп населения на...






Президент России

Правительство России

Государственный Совет Республики Крым

Cовет министров Республики Крым

Российская общественная инициатива



Рубрики новостей