Евпаторийская здравница :: Новости » Под острым углом » Остросюжетно » О гневе, алкоголе и сыновней любви

Евпаторийская здравница :: Новости » Под острым углом » Остросюжетно » О гневе, алкоголе и сыновней любви

http://e-zdravnitsa.ru/index.php?area=1&p=news&newsid=17754


О гневе, алкоголе и сыновней любви

Мама — это святое. Никто и никогда не будет любить человека так сильно и беззаветно, как его мама. Дети же, зачастую, эту любовь воспринимают как должное. Но встречаются и такие чада, для которых родители неприкосновенны. Особенно мать. Эта история — о сыновней любви, о попытке заступиться за самого дорогого человека в мире, о диком, застилающем глаза, гневе, об алкоголе, и о том, к чему может привести подобный коктейль…

Корни зла

Как сообщили в следственном отделе по Евпатории Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Крым, события, о которых дальше пойдет речь, происходили в нашем городе в этом году в середине января. Начиналась история банально. Жил себе молодой человек, назовем его Романом Сафроновым. И была у него горячо любимая мама, а вот с папой не сложилось. Что там и как случилось — ​неизвестно: суть в том, что тогда, когда Роман стал вполне взрослым и самостоятельным человеком, его мама встретила мужчину, с которым решила жить вместе. Они съехались, со временем у них появилась совместная дочь. И эта вполне обычная семейная жизнь длилась примерно 20 лет. Вот только у Романа с отчимом отношения все никак не складывались, и жить он предпочитал отдельно. Маму навещал, но старался приходить к ней тогда, когда отчима (назовем его Виктор Моськин) не было дома, дабы лишний раз не сталкиваться с ним и избежать возможных конфликтов. А конфликты возникали нередко.

Дело в том, что Виктор вел себя хорошо по отношению к жене лишь на публике, дома же ему особо стесняться не приходилось, поэтому он постоянно грубил супруге, оскорблял ее, не брезговал и поднимать руку на женщину. Романа такое положение вещей не устраивало. Это и служило главными причинами конфликтов между отчимом и пасынком. Мать просила сына не вмешиваться, чтобы не провоцировать Виктора на еще большую агрессию по отношению к ней, а сын каждый раз, встречая истязателя своей матери, не мог сдержать вполне обоснованного гнева. Поэтому единственное, что оставалось — ​избегать общения с ним. Но бывают ситуации, когда молчать становится просто невозможно… Да оно и не нужно никому, такое молчание…
 

Застарелый конфликт

Как-то до Романа дошла информация о том, что на одном из семейных застолий во время разговора на политические темы Виктору не понравилось одно из высказываний супруги, и тот сразу же дал всем это понять. Но уж как «дал понять»… Кто-то бы сделал замечание, кто-то бы тактично перевел тему разговора, кто-то просто бы встал из-за стола… А Виктор оказался весьма «находчив» в своем проявлении эмоций — ​он ткнул супруге в лицо вилкой и избил ее…

Вряд ли кто-либо способен воспринимать спокойно подобное отношение к собственной матери. Вот и у Романа не вышло. Он позвонил Моськину по телефону и высказал свои претензии, за что был послан в весьма грубой и далеко нецензурной форме. В общем, нормального разговора не вышло. Да и как можно нормально разговаривать с человеком, способным ткнуть в лицо жены вилкой просто из-за иной позиции относительно политики?! В том-то и дело, что никак. А речь шла о маме Романа. Сафронов сделал себе огромную зарубку на будущее и решил пообщаться с Виктором на эту тему при личной встрече. И встреча состоялась.
 

Роковая встреча

…Шло время, и где-то в середине января автомобиль Романа стал барахлить. Недолго думая он решил его отправить в ремонт к приятелю, и пока тот приводил транспорт в порядок, Роман с товарищем «обмывали» это событие тут же в гараже. Потом к ним присоединился еще один знакомый, и все вместе они так «наобмывались» где-то на литр-полтора самогона. Через пару часов ремонт был окончен.

Ближе к восьми часам вечера Роман сел за руль и отправился за своей женой, которую нужно было забрать с работы. По пути его грубо подрезал до боли знакомый автомобиль, за рулем которого сидел задолжавший беседу отчим. Мужчина и так ждал встречи с Виктором, а тут его еще и разозлила манера вождения Моськина. Роман обогнал отчима и вынудил остановить автомобиль.

Выйдя из машины Сафронов подошел к Виктору и начал беседу. На претензии по поводу манеры вождения Моськин ответил что-то вроде: «Ну, ты же выжил, значит, все в порядке». Правда, речь его была обильно приправлена матом и оскорблениями. Далее разговор перешел на тему избиения матери Романа. Виктор опять же рекомендовал пасынку не лезть не в свое дело, и щедро сыпал оскорблениями, причем, как в адрес самого Сафронова, так и его матери. И тут терпение Романа лопнуло… Не стоит забывать и о выпитом ранее самогоне, который никак не способствовал выдержке.

Пасынок нанес Виктору несколько ударов в лицо, завязалась драка. Роман бил, Моськин сыпал оскорблениями и пытался отвечать на удары, но весовые и возрастные категории оказались слишком неравными. В свои шестьдесят пять пенсионер мало что мог противопоставить здоровому мужчине, которому и сорока лет еще не исполнилось. Это же не вилкой жене в лицо тыкать…

Драка была недолгой. Моськин упал на землю и больше не поднимался. Роман сел в свой автомобиль и уехал за женой. Позднее он узнал о том, что это была его последняя встреча с отчимом.
 

Признание вины

Стоит отдать Роману должное: своей вины он не отрицал. Честно признался, что был конфликт, рассказал, что состоялась драка… Нестыковки были лишь в причине гибели Моськина. Судмедэксперт констатировал механическое удушение, а Роман настаивал на том, что только бил Виктора. Но здесь Сафронов действовал скорее по совету адвоката: умышленное убийство и причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть по неосторожности, — ​все же разные статьи Уголовного кодекса. И ответственность за них разная. А возможно, дело в том, что Роман просто не все четко помнит, поскольку его разум был затуманен парами алкоголя, да и гнев не стоит сбрасывать со счетов… Так или иначе, а суд признал Сафронова виновным и присудил к шести годам лишения свободы.

Что-либо говорить об этой истории довольно сложно. Несомненно, Роман виновен — ​умышленно или нет, но он лишил человека жизни. Хотя с другой стороны, оставить безнаказанными постоянные проявления Моськиным агрессии в отношении супруги тоже было нельзя. Ведь рано или поздно на скамье подсудимых мог оказаться и Виктор, только уже за убийство. А это также, согласитесь, ни в какие ворота. На месте Романа мало кто мог бы промолчать и не вступиться за мать. Другое дело, что Сафронов, творя возмездие, сильно перестарался, но тут уж в свои права вступили гнев и алкоголь: спиртное этот гнев изрядно подогревало. Не сдержался, не смог остановиться… Вот и все.

Однозначно неправ Роман был в том, что сел за руль после употребления алкоголя. Потому что в таком состоянии он представлял собой угрозу не только для погибшего Моськина, но и для десятков других людей, находящихся на дороге. И не совсем права была мать Романа, поскольку терпела издевательства над собой и не пыталась ничего предпринять. Но это уже совсем другая история.

Алина КРОТОВА.

Опубликовано в газете «Евпаторийская здравница» №34(19330) от 31.08.2018 г.