Евпаторийская здравница :: Новости » Люди твои, Евпатория » Художник-маринист Иван ЮРКОВ-КОБЫЛИН: «Как хочу, так и пишу»
RSS-лента Евпаторийская здравница
  Главная  •    Новости  •    Важно  •    Реклама  •    Редакция  •    Архив номеров  •    Спецвыпуски
Евпаторийская здравница ВКонтактеЕвпаторийская здравница FacebookЕвпаторийская здравница в Одноклассниках
 

Художник-маринист Иван ЮРКОВ-КОБЫЛИН: «Как хочу, так и пишу»

Влюбленный в море человек — именно таким выглядит художник Иван Юрков-Кобылин. Человек, который пишет море. Художник, чьи работы увозят с собой из Евпатории высокие гости города. В интервью «ЕЗ» он рассказал, почему стал рисовать, но так и не получил профильного образования, а еще по какой причине не любит, когда его сравнивают с Айвазовским.

— Иван Петрович, сегодня вы известны прежде всего как автор морских пейзажей. Однако справедливости ради надо сказать, что далеко не все почитатели вашего творчества в курсе, что у вас в прошлом служба в рядах ВМФ Советского Союза.

— Я призывался в сухопутные войска, а у меня было желание нести службу в рядах Военно-Морского Флота, куда и попросил военкомат направить меня. Так я попал на Черноморский флот.

— И некоторое время даже проходили службу на большом десантном корабле «Воронежский комсомолец».

— Да, когда он находился в Болгарии. Потом я попал на другой корабль. А со временем благодаря моим способностям в плане оформительской работы оказался на берегу, к сожалению.

— К сожалению — ​даже после трех лет срочной службы?

— Да. Отслужив с 1971-го по 1974-й, я остался сверхсрочником. По просьбе командования мне присвоили звание мичмана, и я трудился на оформлении различных патриотических комнат, к примеру.

— Иначе говоря, занимались творческой работой, к которой были предрасположены с юных лет?

— Я заниматься рисованием начал со школьной скамьи. Просто в школе был хороший преподаватель, который привил мне любовь к живописи. Благодаря ему я пережил стремительное развитие, встретил хороших мастеров живописи, скульптуры, получил от них хорошие знания.

— Как вы решили, что вас действительно, по-настоящему, по-взрослому, так сказать, интересует изобразительное искусство?

— Преподаватель русского языка и литературы, о котором я сказал ранее, увлекался живописью. Я видел его работы, они были очень интересные, они увлекали. И он увидел во мне способности. Затем я участвовал в различных выставках. При поддержке этого учителя получил навыки и влюбился в изобразительное искусство.

— А что тогда изображали?

— Это были детские рисунки на сюжеты сказок, к примеру. Мы оформляли различные школьные мероприятия к праздничным датам, — к тому же Новому году... Затем были выставки, произвольные композиции.

— В общем, практика была богатая. Можно ли сказать, что если бы не талант учителя, разглядевшего в вас художника, то ваша жизнь могла сложиться несколько иначе?

— Не исключено. Все-таки, когда я призвался на флот и когда меня отправили на берег, я дважды писал рапорт (а по-флотски это называется рапорт), чтобы меня отправили на корабль. Все-таки было большое желание быть моряком с большой буквы. Но вот так получилось, что во мне увидели другие способности.

— Будучи военным моряком, в военном городке на озере Донузлав вы участвовали в строительстве летнего кинотеатра, прокладывали в сквере асфальтовые дорожки, вдоль которых росли кусты роз, хвойные и фруктовые деревья. В комплексе с ними находилась Аллея героев и большой плац, очерченный монументальными конструкциями. С западной стороны, как вспоминали позже ваши сослуживцы, размещалась увеличенная копия известной картины выдающегося советского художника Александра Дейнеки «Оборона Севастополя». Вашей кисти?

— Да! (смеется).

— Довольны той работой?

— Когда делаешь копию, всегда думаешь, что это делал мастер, а ты повторяешь созданные им вещи… Человек, который занимается творчеством, всегда должен быть чем-то недоволен. Я вот такого плана человек, и всегда свои вещи критикую.

— Часто приходилось копировать мастеров?

— Конечно. Я занятия живописью начинал с Айвазовского. Это талантище, которого никто и никогда не переплюнет. Однако специального высшего образования я не получал. А то, что на службе приходилось делать, — ​ведь там были определенные цели, работы, с помощью которых моряки получали патриотическое воспитание. И конечно, встречались работы известных художников: маринистов, баталистов…

— Если я вас правильно понял, у вас нет специального художественного образования…

— Нет. Армия, служба. Я обучался в Московском институте имени Крупской (сейчас Московский государственный областной университет. — ​ред.) заочно, но заочное обучение ничего не дает. Лучше один раз увидеть, чем семь раз услышать.

— Вероятно, на жизненном пути были достойные наставники?

— Безусловно. Но все-таки я самоучка. И об этом нисколько не жалею. Сколько раз сталкивался с людьми этой профессии с высшим образованием, окончившими академии, и они мне в какой-то степени завидовали, что у меня нет никакой зацикленности, определенных рамок, и что хочу, то я и пишу. Как хочу, так и пишу. У меня, конечно же, есть определенные базовые знания, необходимые для работы. Я считаю, что ими владею. А остальное — ​моя импровизация.

— Мне приходилось сталкиваться с тем, что ваши работы — при всем их, казалось бы, очевидном несходстве, — сравнивали с полотнами Ивана Айвазовского. Как вы сами воспринимаете подобные сравнения? Льстят ли они вам?

— Льстят, но это неправильно. Каждый художник должен быть самобытен, узнаваем в своих работах. Когда подходят к моим работам и говорят: «Кобылин!» — ​именно это мне льстит. Зачастую говорят: «Это, наверное, Айвазовский». Да нет, если вы видите парус на море — ​это не обязательно Айвазовский. Если изображены море и парус — ​это еще не значит, что Айвазовский. Я стремлюсь, чтобы стиль моих работ был все-таки узнаваемым.

— Ваши работы руководители города нередко преподносят в дар представителям различных российских и зарубежных делегаций в память о визитах в Евпаторию. Вам это приятно?

— Всегда. Когда мои работы кому-то нужны, это очень приятно. Это громадная мотивация. Тем более что, хотя я родился в Воронеже, Евпаторию очень люблю и считаю лучшим городом Крыма.

— Почему?

— Он — ​такой спокойный, тихий. При этом он может быть насыщенным в сезон и совершенно безмятежным в межсезонье. Это мне очень нравится.

Беседовал Игорь ЛИТВИНЕНКО.

Фото из архива Ивана Юркова-Кобылина.

Опубликовано в газете «Евпаторийская здравница» №32(19328) от 17.08.2018 г.




 


 



Актуальные новости


График плановых отключений на январь 2019 г.

Уважаемые жители городского округа Евпатория! ГУП РК «Крымэнерго» сообщает о том, что в связи с плановым ремонтом...

К НАШИМ ЧИТАТЕЛЯМ!

Редакция «ЕЗ» продолжает получать сообщения и звонки от евпаторийцев, которым отдельные особо предприимчивые «граждане»...

График движения низкопольных автобусов

Компания «ЕвпаТранс» информирует о графике движения низкопольных автобусов, адаптированных для маломобильных групп населения на...

Будем платить меньше?

C 1 января 2018 года для населения Республики Крым при расчете оплаты за электрическую энергию будет применяться социальная норма. Назначать ее...

Уважаемые подписчики и читатели газеты «Евпаторийская здравница»!

Начиная со второго полугодия нынешнего года газета муниципального образования городской округ Евпатория Республики Крым «Евпаторийская...






Президент России

Правительство России

Государственный Совет Республики Крым

Cовет министров Республики Крым

Российская общественная инициатива



Рубрики новостей